Научные работы > Комментарии к Конституции РФ > Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Л.В. Лазарева)....

Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Л.В. Лазарева). - ООО "Новая правовая культура", 2009 г.

Раздел второй

 

Заключительные и переходные положения

 

В комментируемый раздел Конституции включены два вида нормативных положений - заключительные и переходные. Объединение в одном разделе подчеркивает их неразрывную связь, что объективно обусловлено целями данного раздела - определить порядок вступления новой Конституции в силу и действия ранее принятых правовых актов, правовые основания для продолжения функционирования прежде образованных органов государственной власти, т.е. обеспечить со вступлением Конституции в силу динамичный и в то же время плавный переход к реализации ее новых положений о механизме власти и правовой системе. Заключительные положения сохраняют свою силу в течение всего периода действия Конституции, переходные носят временный характер.

Днем вступления Конституции в силу является 25 декабря 1993 г. - день ее официального опубликования в "Российской газете" и газете "Российские вести" по результатам всенародного голосования. Одновременно ЦИК опубликовала официальные итоги всенародного голосования по проекту Конституции 12 декабря 1993 г. Из немногим более чем 106 млн. зарегистрированных избирателей в голосовании приняли участие 54,8 процента избирателей. Из принявших участие в голосовании 58 187 755 граждан "за" принятие Конституции проголосовало 58,4 процента (32 937 630 избирателей), "против" - 41,6 процента (23 431 333 избирателя). Порядок проведения референдума определялся Положением о всенародном голосовании по проекту Конституции 12 декабря 1993 г., утвержденным Указом Президента от 15 октября 1993 г. "О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации" (САПП РФ.1993. N 42. Ст. 3995).

Различение в комментируемом пункте дня принятия Конституции - 12 декабря 1993 г. - и момента вступления ее в силу - 25 декабря 1993 г. - имеет существенное правовое значение, так как именно с последней датой связано прекращение действия Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России, принятой 12 апреля 1978 г. (с изм. и доп.), и в то же время возникновение правоотношений на основе новой Конституции, другие правовые последствия.

Так, в Конституционный Суд приходят обращения, в которых оспаривается конституционность правовых актов, принятых до 25 декабря 1993 г., с точки зрения разделения властей, разграничения компетенции между государственными органами и т.д. Однако, согласно ч. 2 ст. 86 ФКЗ от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; с изм. и доп.), проверку конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними, принятых до вступления в силу Конституции, Конституционный Суд правомочен производить только по одному параметру - содержанию норм.

Абзац 4 комментируемого пункта определяет правовую судьбу Федеративного договора от 31 марта 1992 г., представляющего собой единую систему трех договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов - республик, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономных округов.

Постановлением VI Съезда народных депутатов Российской Федерации от 10 апреля 1992 г. "О Федеративном договоре" предусматривалось включение содержания Федеративного договора в Конституцию как ее составной части. Это было осуществлено Законом от 21 апреля 1992 г., дополнившим Конституцию, в частности ст. 81.1-81.5, 84.1-84.15, изменившим редакцию некоторых других статей (Ведомости РФ. 1992. N 17. Ст. 898; N 20. Ст. 1084). Тем не менее Федеративный договор сохранил силу как самостоятельный правовой документ.

Поэтому признание в комментируемом пункте прекращения действия Конституции 1978 г. со всеми изменениями и дополнениями, распространяясь и на указанное дополнение от 21 апреля 1992 г., не означает прекращения действия самого Федеративного договора. Согласно ч. 3 ст. 11 Конституции, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов осуществляется прежде всего Конституцией, но также Федеративным и иными договорами. Тем более что многие положения Федеративного договора инкорпорированы в текст новой Конституции.

Учитывая конституционную, а не договорную природу Российской Федерации и принцип высшей юридической силы Конституции, в комментируемом пункте установлено, что в случае несоответствия положениям Конституции положений Федеративного договора, а также других договоров между органами государственной власти Федерации и ее субъектов, между органами государственной власти субъектов Федерации действуют положения Конституции. Данное установление распространяется на договоры, как действовавшие на момент вступления в силу новой Конституции, так и на заключаемые в последующем.

Целый ряд положений Федеративного договора, отражавших непростые отношения федерального центра и субъектов Федерации в начале 90-х годов, сложности в становлении подлинных федеративных отношений, в настоящее время не подлежат действию и применению, фактически утратили силу и должны быть отменены в установленном порядке, так как противоречат Конституции и содержат такие же положения, какие были признаны неконституционными рядом решений Конституционного Суда, в частности Постановлением от 7 июня 2000 г. N 10-П по Конституции Республики Алтай и связанным с ним Определением от 27 июня 2000 г. N 92-О относительно положений конституций Республики Адыгеи, Республики Башкортостан, Республики Ингушетии, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан (СЗ РФ. 2000. N 25. Ст. 2728; N 29. Ст. 3117).

К числу неконституционных относятся положения Федеративного договора: предусматривающие суверенитет республик, что противоречит признанию Конституцией суверенитета только за Российской Федерацией и принципа равноправия ее субъектов (ст. 3-5, ч. 1 ст. 15, ст. 66 и др.); устанавливающие, что земля и другие природные ресурсы являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на соответствующей территории, и что статус федеральных природных ресурсов определяется по взаимной договоренности органов государственной власти Федерации и ее субъектов, а это противоречит ст. 4 (ч. 1 и 2), 9, 15 (ч. 1), 36, 72 (п. "в" и "г" ч. 1) и 76 (ч. 2 и 5) Конституции; относящие судоустройство к совместному ведению Федерации и республик, определяющие, что республики обладают всей полнотой судебной власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые переданы (отнесены) в ведение федеральных органов власти в соответствии с настоящим Договором, что противоречит ст. 71 (п. "г" и "о"), 76 (ч. 1), 118 (ч. 3) Конституции; о введении федеральными органами власти чрезвычайного положения на территории республики с предварительного согласия ее органов власти, что противоречит ст. 88, п. "в" ч. 1 ст. 102 Конституции.

Если Федеративный договор является общим для субъектов Федерации, то другие договоры о разграничении предметов ведения и полномочий заключались между органами государственной власти Федерации и ее конкретного субъекта. Начиная с 1994 г. было заключено 46 таких договоров. Наряду с позитивным влиянием на развитие федеративных отношений они вели и к асимметричности в построении Федерации, не всегда считались с конституционным принципом равноправия ее субъектов. Многие из них уже прекратили свое действие. Исправлению искажений в данной области служит также включение в 2003 г. в ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" новой главы IV.1 "Общие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта Российской Федерации", в которой, в частности, установлено, что заключение договоров допускается только в том случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта Федерации, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное, чем это установлено федеральными законами, разграничение полномочий (СЗ РФ. 2003. N 27. Ч. 2. Ст. 2709). В связи с принятием ФЗ от 4 июля 2003 г. N 95-ФЗ, внесшего указанные изменения и дополнения, утратил силу ФЗ от 24 июня 1999 г. "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Споры по вопросам разграничения предметов ведения и полномочий разрешаются с использованием переговоров и иных согласительных процедур, а при недостижении согласия могут быть вынесены на рассмотрение Конституционного Суда в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 125 Конституции, а также судов общей и арбитражной юрисдикции в соответствии с их полномочиями.

2. Законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Реформирование общества и государства в соответствии с закрепленными Конституцией основами конституционного строя, признание и гарантирование государством прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и Конституции требуют формирования новой правовой системы. Прежде принятые правовые акты во многом устарели, не отвечали современным потребностям развития личности, общества, государства. Однако как нельзя в одночасье отменить все устаревшие правоположения (это приведет к хаосу, разрушению правопорядка), так практически невозможно незамедлительно принять все необходимые новые правовые акты.

В связи с этим в комментируемом пункте установлено правило, согласно которому применение ранее принятых законов и иных правовых актов допустимо лишь в части, не противоречащей новой Конституции. Это правило адресовано всем правоприменителям, прежде всего органам законодательной, исполнительной и судебной властей.

Так, федеральный законодатель, приняв ФЗ от 28 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (СЗ РФ. 1995. N 35. Ст. 3506) и признав в связи с этим утратившими силу многие статьи Закона от 6 июля 1991 г. "О местном самоуправлении в Российской Федерации", определил, что ст. 49-76, 80-86 этого Закона применяются в части, не противоречащей Конституции и данному ФЗ, до принятия субъектами Федерации соответствующих законов (ст. 54, 56). Президент Указом от 24 декабря 1993 г. "О мерах по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" (САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5086) признал недействующими и не подлежащими применению в целом или частично 46 законов, других законодательных актов, а также ряд своих указов.

В Постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1. С. 3) суды ориентируются на непосредственное применение Конституции, когда они приходят к выводу, что федеральный закон, действовавший до вступления в силу Конституции, противоречит ей.

Таким образом, комментируемое положение является правовым основанием для правоприменителей самим решать вопрос о возможности применения или неприменения прежде принятых законов, иных правовых актов, их отдельных положений в зависимости от собственной оценки их соответствия новой Конституции. Однако правоприменитель может ошибочно оценить правовой акт как неконституционный и отказаться его применить. В таком случае заинтересованное лицо может обжаловать это действие (решение) в вышестоящую инстанцию или в суд в соответствии с Законом от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".

Положения комментируемого пункта не отрицают права уполномоченных на то органов и лиц обращаться и в Конституционный Суд с запросами о проверке конституционности указанной категории актов, учитывая, однако, как отмечалось, что он правомочен оценивать такие акты только по содержанию норм. То же относится и к праву на обращение в Конституционный Суд граждан с жалобами на нарушение законом конституционных прав и свобод, и к запросам судов о проверке конституционности закона в связи с конкретным делом.

Правило, установленное в анализируемом пункте, будет действовать еще длительный период, так как процесс формирования новой правовой системы развивается очень медленно. В последнее время немало делается и еще предстоит сделать для развития и приведения в соответствие с федеральной Конституцией нормотворчества субъектов Федерации в целях обеспечения единства конституционно-правового пространства.

3. Президент Российской Федерации, избранный в соответствии с Конституцией (Основным Законом) Российской Федерации - России, со дня вступления в силу настоящей Конституции осуществляет установленные ею полномочия до истечения срока, на который он был избран.

Президент в соответствии с Конституцией 1978 г. (в ред. от 24 мая 1991 г.) был избран сроком на пять лет 12 июня 1991 г., т.е. до 12 июня 1996 г., с прекращением исполнения своих полномочий с момента принесения присяги вновь избранным Президентом, выборы которого состоялись 16 июня - 3 июля 1996 г. Им стал прежний Президент.

Конституция России 1993 г. внесла изменения в институт президентской власти, расширила полномочия федерального Президента по сравнению с предыдущей Конституцией, по-новому определила его взаимоотношения с другими ветвями власти, установила четырехлетний срок полномочий (см. комм. к гл. 4). В комментируемом пункте закреплены правовые основания для продолжения деятельности действовавшего в 1993 г. Президента до истечения срока, на который он был избран. При этом, что имеет принципиальное значение, Президент получил право со дня вступления Конституции в силу осуществлять установленные ею президентские полномочия. Тем самым обеспечивалась непрерывность функционирования института президентской власти.

В Определении Конституционного Суда от 5 ноября 1998 г. N 134-О, касавшемся запроса Государственной Думы о толковании ч. 3 ст. 81 и п. 3 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции (СЗ РФ. 1998. N 46. Ст. 5701), отмечалось: Конституция не содержит оговорки о том, что указанный в рассматриваемом пункте срок полномочий Президента не включается в сроки, предусмотренные в ч. 3 ст. 81; прежний (первый) срок его полномочий с принятием новой Конституции не прерывался. Имеющий переходный характер п. 3 раздела второго Конституции в июне-июле 1996 г. был исчерпан и в дальнейшем регулятором общественных отношений служить не может.

4. Совет Министров - Правительство Российской Федерации со дня вступления в силу настоящей Конституции приобретает права, обязанности и ответственность Правительства Российской Федерации, установленные Конституцией Российской Федерации, и впредь именуется - Правительство Российской Федерации.

Положения данного пункта аналогичны предыдущему и направлены на обеспечение непрерывности деятельности важнейшего института исполнительной власти - федерального Правительства. Его конституционно-правовой статус также претерпел изменения (см. комм. к гл. 6). В связи с этим норма, включенная в комментируемый пункт, предусмотрела со дня вступления в силу Конституции приобретение образованным на основе прежней Конституции Советом Министров - Правительством прав, обязанностей и ответственности Правительства, установленных новой Конституцией. Устранено и двойное наименование этого органа. В соответствии с ч. 2 ст. 114 Конституции был принят ФКЗ от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации" (действует в ред. от 2 марта 2007 г.).

5. Суды в Российской Федерации осуществляют правосудие в соответствии с их полномочиями, установленными настоящей Конституцией.

После вступления в силу Конституции судьи всех судов Российской Федерации сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они были избраны. Вакантные должности замещаются в порядке, установленном настоящей Конституцией.

Конституция обеспечивает преемственность и непрерывность функционирования также институтов судебной власти. Положение абз. 1 комментируемого пункта означает, что суды осуществляют правосудие в соответствии как с их основополагающими полномочиями, установленными непосредственно Конституцией (гл. 7), причем наиболее развернуто и по-новому - применительно к Конституционному Суду (ст. 125), так и с полномочиями, определенными федеральными конституционными законами, к которым отсылает Конституция, и в предусмотренных федеральными законами процессуальных формах (ст. 118, 126-128 и др.).

На основе Конституции 1993 г. уже приняты федеральные конституционные законы от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации", от 28 апреля 1995 г. "Об арбитражных судах в Российской Федерации", от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации", от 23 июня 1999 г. "О военных судах Российской Федерации", измененная редакция Закона РФ "О статусе судей в Российской Федераций", ФЗ от 17 декабря 1998 г. "О мировых судьях в Российской Федерации", новые Гражданский кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Уголовный кодекс, УПК и др. Сохраняют силу в части, не противоречащей Конституции, ранее принятые законы, касающиеся деятельности судов, но неоправданно затянулось принятие вытекающих из Конституции федеральных конституционных законов о судах общей юрисдикции, о Верховном Суде и др. Новый этап в проведении судебной реформы должен привести к активизации работы по развитию законодательной основы судебной деятельности.

Абзац 2 комментируемого пункта определяет правовые основания для сохранения полномочий судей всех судов до истечения срока, на который они были избраны. У многих судей полномочия не были ограничены определенным сроком, что предусматривал Закон от 26 июня 1992 г. о статусе судей. Этот принцип сохранялся для них и после вступления в силу Конституции, хотя в ФКЗ от 31 декабря 1996 г. о судебной системе оговаривалось, что полномочия судей федеральных судов не ограничиваются определенным сроком, если иное не установлено Конституцией или федеральным конституционным законом. Вакантные же судейские должности замещаются в порядке, установленном Конституцией (п. "е" ст. 83, п. "ж" ч. 1 ст. 102, ч. 1 ст. 121, ч. 1 и 2 ст. 128).

В Определении Конституционного Суда от 15 февраля 2005 г. N 1-О по запросу Верховного Суда (СЗ РФ. 2005. N 10. Ст. 899) указывалось, что названное переходное положение, по его смыслу, распространяется на тех судей, конкретный срок полномочий которых определяется законом, действующим на момент их избрания до вступления в силу Конституции. Статьи же 119 и 120 Конституции непосредственно не предусматривают занятие должности судьи бессрочно (пожизненно). Поэтому отказ от бессрочного замещения должности судьи не может рассматриваться как ущемление конституционного статуса судей в РФ, а следовательно, федеральный законодатель, будучи не вправе сократить конкретный срок полномочий для тех судей которые были избраны на установленный законом срок, может при этом, действуя в рамках предоставленных ему Конституцией дискреционных полномочий по дополнительному урегулированию статуса судей, ввести предельный возраст пребывания в должности судьи, в том числе в отношении действующих судей, которые раньше были назначены на должность без определения конкретного срока полномочий. С 2001 г. предельный возраст пребывания в должности судьи - 65 лет.

6. Впредь до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.

До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Учреждение суда присяжных было предусмотрено еще в 1991 г. прежней Конституцией. Закон от 16 июля 1993 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" (Ведомости РФ, 1993. N 33. Ст. 1313) определил, в частности, новые положения уголовно-процессуального законодательства, которые вошли в УПК в виде самостоятельного раздела "Производство в суде присяжных". Новый раздел V появился и в Законе "О судоустройстве РСФСР". Однако Закон от 16 июля 1993 г. не предусматривал одновременного введения судов присяжных повсеместно, ибо объективно они могут вводиться лишь поэтапно, по мере расширения материально-финансовых и организационно-технических возможностей.

Участие присяжных заседателей в судопроизводстве закрепила и Конституция России 1993 г. (см. комм. к ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 47, ч. 4 ст. 123), предусмотрев регламентацию этого института федеральным законом. До введения его в действие, как определяет абз. 1 комментируемого пункта, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел. А это дела о наиболее тяжких и опасных преступлениях, в том числе за которые установлена смертная казнь. Вместе с тем в тех девяти регионах, где уже созданы суды присяжных, они правомочны применять правила производства в таких судах, установленные в УПК. Жители же большинства регионов страны пока фактически лишены права на суд присяжных.

В Постановлении Конституционного Суда от 2 февраля 1999 г. N 3-П (СЗ РФ. 1999. N 6. Ст. 867), касавшемся законодательных норм о рассмотрении судом дел с участием присяжных заседателей, указано: в связи с тем что для выполнения законодателем обязанности, вытекающей из ст. 20 (ч. 2) и абз. 1 п. 6 раздела "Заключительные и переходные положения" Конституции, прошло достаточно времени, Федеральному Собранию надлежит незамедлительно внести в законодательство изменения, обеспечивающие на всей территории страны реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей; признано недопустимым с момента вступления в силу данного Постановления назначение наказания в виде смертной казни до введения в действие соответствующего федерального закона.

Часть 2 ст. 22 Конституции определяет, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, за исключением задержания на срок не более 48 часов. Непосредственно этого положения касается абзац 2 комментируемого пункта, определяющий, что сохраняется прежний порядок указанных процессуальных действий до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией. Тем самым до этого момента, по сути, приостановлено действие положения ч. 2 ст. 22 Конституции о необходимости принятия судебного решения в названных случаях. Согласно Концепции судебной реформы, оно станет действовать лишь с 1 января 2004 г.

В Определении от 19 апреля 2001 г. N 101-О Конституционный Суд отмечал, что после принятия Конституции прошло более семи лет - период, согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом в Постановлении от 2 февраля 1999 г. N 3-П, достаточный для выполнения законодателем предписаний п. 6 раздела второго Конституции о приведении уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, в соответствие с Конституцией. Такой закон, однако, до сих пор не принят. Тем самым в конечном счете меняется конституционное значение содержащихся в Конституции переходных положений, поскольку временная норма фактически становится постоянно действующей и в таком качестве нарушает не только право, закрепленное в ст. 22 (ч. 2) Конституции, но и провозглашенный ее статьей 18 принцип, согласно которому права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.

В то же время в Постановлении от 13 июня 1996 г. N 14-П (СЗ РФ. 1996. N 26. Ст. 3185), касавшемся нормы ст. 97 УПК, рассматривая во взаимосвязи положения п. 2, абз. 2 п. 6 раздела второго и ст. 22 Конституции, Конституционный Суд указал, что предписание п. 6 не может толковаться расширительно и распространяться на те элементы процедуры ареста, которые не оговорены в ст. 22 (ч. 2), т.е. не связаны с судебным санкционированием ареста.

7. Совет Федерации первого созыва и Государственная Дума первого созыва избираются сроком на два года.

Конституция (ст. 95) не устанавливает срок полномочий Совета Федерации. Относительно Государственной Думы определено, что она избирается сроком на четыре года (ч. 1 ст. 96). Комментируемый пункт содержит временную норму, касавшуюся срока полномочий палат Федерального Собрания только первого созыва. Установление сравнительно краткого, двухлетнего, срока этих полномочий обуславливалось особенностями переходного периода, быстротекущими изменениями в жизни общества, которые требовали после выхода страны из возникшего политического и экономического кризиса не затягивать обновление состава Федерального Собрания.

Необходимость установления срока полномочий Совета Федерации первого созыва обуславливалась, кроме того, и тем, что он избирался одновременно с Государственной Думой, а не формировался, как предусмотрено в ч. 2 ст. 95 Конституции, на основе представительства от каждого субъекта Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти, - так как в большинстве регионов представительные органы в тот период были распущены на основе указов Президента.

В соответствии с положениями ст. 99 (ч. 1 и 4) Конституции, ст. 3 ФЗ от 8 мая 1994 г. "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" полномочия Совета Федерации и Государственной Думы первого созыва прекратились с момента начала работы вновь сформированного Совета Федерации и вновь избранной Государственной Думы, соответственно с 23 и 16 января 1996 г.

8. Совет Федерации на свое первое заседание собирается на тридцатый день после избрания. Первое заседание Совета Федерации открывает Президент Российской Федерации.

Данное положение, как и другие положения из второго раздела о палатах Федерального Собрания, является переходным, касается Совета Федерации первого созыва. Правда, в отличие от норм п. 7 и 9 этого раздела в п. 8 нет прямого указания на первый созыв, но он подразумевается, так как говорится о первом заседании после избрания. На основе же выборов предусматривалось формирование Совета Федерации первого созыва.

Применительно к Государственной Думе аналогичная процедура определена в основном - первом разделе Конституции (ч. 2 и 3 ст. 99). Отсутствие в этом разделе такой же нормы о первом заседании Совета Федерации, относящейся ко всем его последующим составам, обусловлено тем, что, по смыслу Конституции, Совет Федерации не имеет четко очерченных созывов, так как его состав обновляется постепенно.

9. Депутат Государственной Думы первого созыва может одновременно являться членом Правительства Российской Федерации. На депутатов Государственной Думы - членов Правительства Российской Федерации не распространяются положения настоящей Конституции о неприкосновенности депутатов в части ответственности за действия (или бездействие), связанные с выполнением служебных обязанностей.

Депутаты Совета Федерации первого созыва осуществляют свои полномочия на непостоянной основе.

Часть 3 ст. 97 Конституции определяет, что депутаты Государственной Думы работают на профессиональной постоянной основе и не могут находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности. Комментируемый пункт сделал исключение из этого конституционного принципа для депутатов Государственной Думы первого созыва, которые могли совмещать депутатский мандат с должностью члена федерального Правительства. Однако такое совмещение влекло за собой существенное правовое последствие - на этих лиц не распространялись положения ст. 98 Конституции о депутатской неприкосновенности в части ответственности за действия (или бездействие), связанные с выполнением служебных обязанностей.

Другое переходное положение анализируемого пункта касалось депутатов Совета Федерации первого созыва. К моменту вынесения проекта Конституции на референдум его составители окончательно не определили, каковы будут порядок формирования и деятельности Совета Федерации, статус его членов. Это видно даже по используемой терминологии. В п. 9 они именуются депутатами, так как Совет Федерации первого созыва формировался путем выборов. В гл. 5 первого раздела они называются членами Совета Федерации, что предполагает возможность формирования этой палаты в ином порядке, установленном федеральным законом. Если в гл. 5 определено, что депутаты Государственной Думы работают на профессиональной постоянной основе, то о членах Совета Федерации никакой записи о принципах их работы в палате глава 5 не содержит.

Абзац 2 комментируемого пункта и дал ответ на этот вопрос применительно к депутатам Совета Федерации первого созыва, указав, что они осуществляют свои полномочия на непостоянной основе, хотя на практике значительная их часть работала на постоянной основе. ФЗ от 5 августа 2000 г. о порядке формирования Совета Федерации, в отличие от предшествующего аналогичного по названию ФЗ от 5 декабря 1995 г., распространил на членов Совета Федерации принцип осуществления полномочий на постоянной основе.




<< Глава 9.
Конституционные поправки и пересмотр Конституции (ст.ст. 134 - 137)
Содержание
Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Л.В. Лазарева). - ООО "Новая правовая культура",...