История > Список актов конституционного значения 1600-1918 гг. > Конституционные проекты царствования Александра II

Конституционные проекты царствования Александра II

Конституционные проекты царствования Александра II*(1)

   Всеподданнейшая записка статс-секретаря Валуева                        


Проект нового учреждения государственного совета


Глава I. Состав и внутреннее устройство государственного совета


Глава II. Предметы ведомства Государственного Совета и


распределение их между департаментами


Глава III. Порядок и производство дел в Государственном Совете


Глава IV. Пространство власти и образ действия Государственного


Совета


Глава V. Порядок и представление дел на Высочайшее усмотрение


Глава VI. Образ исполнения дел по Государственному Совету


Глава VII. Особые правила о делах, вносимых в Государственный Совет


из Комитетов Кавказского, Сибирского, Остзейского и


Главного Комитета для устройства сельского состояния


Записка Великого Князя Константина Николаевича (редакция 1880 года)


Всеподданнейший доклад гр. М.Т.Лорис-Меликова (1881 год)

Всеподданнейшая записка статс-секретаря Валуева

     Со времени первых революционных событий и Варшаве прошло тяжелых два года. Все испытано для улучшение дел в Царстве, - перемена лиц, изменение системы, полная отдельность местного управление, широкие реформы, передача гражданской администрации в руки поляка, назначение Наместником члена Императорского Дома, наконец, - сила оружия, - и все испытано безуспешно. Мы теперь далее от цели, чем может быть были в феврале месяце 1861 года. Между тем мятеж охватил, хотя доселе только в разбойничьих формах, западную окраину Империи; искусственно возбуждаемые симпатии к Польше возрастают; крики клеветников России раздаются все громче и выше; наконец. Европейские державы вмешиваются в дело. Нам предстоят на первый раз дипломатические объяснение, а затем война или уступки. Если мы до сих пор не покончили с Царством, то можем ли мы надеяться на скорый успех, когда на его сторону станут новые и громадные силы. Если поляки продолжали упорствовать при безмолвии и бездействии Европы, то можно ли ожидать покорности в то время, когда они увидели, что польский вопрос делается европейским и что у них не только есть ходатаи, но и будут союзники.
Не малодушие приводит к этим сомнением, но хладнокровная оценка нашего положение. Мы опасаемся новой войны не столько потому, что западные державы сильны, сколько потому, что мы в последнее время чувствовали себя внутренне слабыми. Мы не можем быстро подавить мятежа, потому что мы проливаем кровь бережливо, а на это бережливое пролитие крови поляки решились. Их упорство очевидно и систематически направлено к тому, чтобы протянуть дело до европейского вмешательства. Это вмешательство, в свою очередь, неизбежно, если дело протянется. Мы даже не знаем достоверно, не замедлилось ли оно, между прочим, ожиданием того времени года, когда с открытием навигации оно может обнаружиться быстрее и решительнее. Между тем, каждый день стоит нам значительных пожертвований, поддерживает опасное брожение в Западном крае, теснее связывает западный вопрос с вопросом польским и через то увеличивает предстоящие нам затруднение. Если после всего того, что Вашим Величеством уже даровано Царству, после всех жертв, принесенных терпением и человеколюбием Вашего Величества делу охранение владычества России над Польшей, нужны уступки, то в чем могут заключаться оне, если не в том самом, чего западные державы будут домогаться для Царства. Если мы уступим теперь, в виду вооружающегося вмешательства иностранцев, нам трудно будет с достоинством отвечать на вопрос, почему мы не уступали ранее, и мы обрадуем наших клеветников и завистников, позволив им усвоить России вид коршуна, которого Европа спугнула с его добычи. Если же мы не уступим, - перед нами война, война, к которой мы исподволь не приготовились, и вместе с этой войной - необходимость быстро скрепить поколебавшиеся основы нашего могущества и найти в нас самих источник нужных нам сил. Смею думать, что пробудившийся, наконец, после двухгодового сна, русский патриотизм указывает на этот источник.
Два года патриотические чувства в русских безмолвствовали. Ни польские крамолы, ни клевета иностранцев, ни лживое искажение наших летописей не могли поколебать этого безмолвия. Ныне оно прекратилось. Долговременный сон нарушен. Голос, к звуку коего давно с нетерпением прислушивались вернопреданные слуги Вашего Императорского Величества, наконец, раздался и не только раздается в разных концах России, но отовсюду возносится к Престолу Вашего Величества. Там, где присущи чувства, о которых этот голос свидетельствует, - есть путь единение, есть основа могущества, есть источник сил, а с ними есть и залог победы.
Знаменательно пробуждение этих чувств. Оно вызвано не одною всеподданнейшею преданностью Вашему Величеству, не одним ощущением оскорбленного национального достоинства и не одною заботою об охранении всецелости Государства. Тревожная, тяжкая мысль, что при быстром ходе событий Вашему Величеству могла бы представиться надобность в даровании Польше таких льгот или преимуществ, которые не были бы предоставлены коренным русским областям, - содействовала к возбуждению в высших слоях русского народа полного и живого сознание его настоящего верноподданнического и патриотического долга. Эта мысль просвечивает даже в тексте подносимых Вашему Величеству адресов; но выражение ее еще слышнее в общем говоре масс и в самых благонамеренных органах нашей прессы. Вот почему на сей раз патриотические чувства менее торопливо заявляются в тех частях Империи, которые не принадлежат к Русской народности, например, в Прибалтийских губерниях. Вместе с выражением нелицемерной преданности, глубокой покорности и безусловной готовности на всякие пожертвование, к Престолу Вашего Величества возносится полугласная мольба об оказании доверия к Вашему пароду, о признании его способным оправдать это доверие, о даровании ему возможности доказать, что он его достоин.
Всемилостивейший Государь. Даруйте любезноверной Вам и Вам вернопреданной России политическое первенство перед крамольною Польшей. Дайте России, на пути развития государственных учреждений, шаг вперед перед Польшей. Вы тогда еще теснее сдвинете вокруг Себя всех Ваших верных подданных. Вы действительно будете, по выражению Московского дворянства, "могущественнее Ваших Предшественников". Вы окончательно укрепите за Россиею возвращенное ей и омытое кровью целых поколений Западное родовое ее достояние. Вы заставите Западный край, наконец, обратиться лицом к Москве и стать тылом к Варшаве. Тогда Западный вопрос будет решен навсегда, и Польское дело навсегда проиграно.
Я позволил себе сказать, что мы опасаемся войны потому, что в последнее время чувствовали себя внутренне слабыми. Надлежит всмотреться в причины этой слабости. Финансовые язвы прежних лет еще не исцелены; пути сообщение не устроены; предпринятые Вашим Величеством великие и необходимые преобразование не приведены к окончанию; разрозненность в направлениях и действиях разных Правительственных ведомств не вполне устранена; все прежние связи внутреннего государственного строя поколеблены, а новые не установились на твердой почве; материальные интересы страдают; умы в волнении; между тем революционная пропаганда, пользуясь обстоятельствами, усиливается подкопать самые основания гражданского порядка. Но смею думать, что во всем этом еще не заключается главной причины той слабости, которую мы доселе ощущали. Доколе чувства верноподданнической преданности Вашему Величеству и теплой любви к отечеству не поколеблены в вассалах и сохраняют прежнюю силу в огромном большинстве высших классов населения - в этих самых чувствах заключается твердая опора и неиссякаемый источник сил. Главная опасность состояла в том, что в последнее время приложение этих чувств к делу, в среде разных явлений гражданской жизни, как будто парализовалось влиянием неблагоприятных обстоятельств и разнородных, большею частью, неопределенных стремлений и ожиданий, направленных к перемене общих условий нашего нынешнего быта. Насчет размеров частных видов и подробностей этой перемены, конечно, не было согласия мнений; но насчет ее необходимости почти не было разномыслия. Между Державною Особою Вашего Величества и Вашим Правительством как будто установилось различие. Вам, лично, все были преданы, но системе правительственных распоряжений как будто никто вполне не сочувствовал. Даже великие реформы, как например, судебная, оценивались односторонне, или рассматривались, как начало или задаток других еще более существенных преобразований. Одна мысль, очевидно, обуяла умы. Она проявлялась различно и усваивала себе различные наименования, то в постановлениях сословных собраний, то в произведениях печати, то под видом "самоуправления", или "децентрализации", то в систематическом противопоставлении Правительства "обществу", или "народу", то в форме доктрины о "земстве" и панегириков прежним Земским Соборам. Но в сущности эта мысль всегда и везде одна и та же. Она заключается в том, что во всех Европейских государствах различным сословиям предоставлена некоторая доля участия в делах законодательства или общего государственного управления и что если так везде, то так должно сбыться и у нас. Установление начал сего участия считается признаком политического совершеннолетия, и эта мысль, постоянно возбуждаемая в огромном числе русских путешественников зрелищем того, что им представляется заграницею, и в еще большем числе русских читателей не только русскою прессою, но и всеми произведениями печати на всех известных языках, - не может не иметь сильного и ежедневно возрастающего влияния. Этим влиянием искусно пользуются революционные агитаторы. Они увлекают весьма многих и увлекают их весьма далеко, преимущественно потому, что этим многим не дозволено двинуться к той цели, которой они сами желали бы достигнуть. К счастью, эта цель, в понятиях и стремлениях огромного большинства, не постановляется вне пределов верноподданнического долга. Мысль о некотором участии в делах законодательства и общего государственного хозяйства не заключает в себе посягательства на Верховные права Самодержавной власти Вашего Величества. В стремлении к этому участию выражается как бы желание приблизиться к Престолу Вашего Величества, занять место в ряду учреждений, коим непосредственно объявляется Ваша Высочайшая воля, принести Вам непосредственную дань гражданского труда и верноподданнической покорности. Просьбы о том уже возникали и впредь будут несомненно повторяться. Предложение Царскосельского Предводителя Платонова, отсроченное, но одобренное последним Губернским Дворянским Съездом в столице Вашего Величества, будет вслед затем принято не только С.-Петербургским, но и другими Дворянскими Собраниями и не только этими Собраниями, но и будущими съездами представителей земства каждой губернии, призываемого к новой деятельности, на основании начал, Высочайше Вами одобренных для устройства земско-хозяйственных учреждений. Трудно будет постоянно отклонять подобные просьбы. Если же трудно их отклонить окончательно, то не лучше ли предупредить. В этих видах было уже повергаемо на Высочайшее благоусмотрение Вашего Величества предположение о призвании в Государственный Совет, для совещательного участия при обсуждении подведомых ему дел, известного числа представителей дворянского и городских сословий и нескольких членов высшего православного духовенства.
В настоящее время обстоятельства с новою силой указывают на пользу подобной меры. С одной стороны, пробудившиеся после долгого усыпления патриотические чувства особенно благоприятствуют ее привитию, и вместе с тем, как бы нуждаются в ней, для полного развития и для опоры при предстоящих им испытаниях. Верноподданные Вашего Величества уже ныне теснее сдвигаются вокруг Вас. Всякая Высочайшая милость, всякий знак Монаршего доверия будут приняты с сугубою, горячею признательностью. С другой стороны, при введении в действие земско-хозяйственных учреждений, настанет потребность в противодействии тем стремлениям к провинциальному сепаратизму, которые уже обнаружились в некоторых частях Империи. Это противодействие может быть оказываемо с надлежащим успехом только центральным учреждением, в котором частные интересы разных местностей были бы сопоставлены, в лице их представителей, с интересами других местностей, и которое само в себе изображало бы единство Государства и охраняло его всецелость.
Но со времени первоначального предположения о призыве в Государственный Совет сословных представителей, обстоятельства несколько изменились. Общее стремление к тому участию в делах государственных, о котором выше сего упоминалось, обнаружилось с большею силою. После недавних С.-Петербургских выборов и записки Платонова, нельзя ограничиться тем числом представителей и тем способом их призыва, которые первоначально имелись в виду. Для сохранения последовательности в общем ходе предпринимаемых по указаниям Вашего Величества преобразований, кажется необходимым связать дело нового устройства Государственного Совета с делом устройства новых земско-хозяйственных учреждений. Из сего следует, что призываемые в Государственный Совет представители земства должны быть выборные от местных земских учреждений. Далее следует, что представители и тех частей Империи, на которые не распространяется устройство означенных учреждений, например, от Сибири. Кавказского края и Прибалтийских губерний, равным образом, должны быть назначаемы по выбору. При сем возникает вопрос, не следует ли допустить особых выборных от дворянских сословных собраний, доколе они сохранят отдельное существование, - хотя, впрочем, потребность в этих особых выборных сомнительна. Наконец, по случаю значительного числа лиц, которые были бы призваны к участию в делах Совета, представляется еще другой вопрос: возможно ли учредить из всех его членов одно общее собрание или же следует разделить его на два собрания, и если разделить, то на каких именно основаниях. Подробности и даже существенные частности столь важного дела, конечно, не могут быть взвешены и определены с первого раза в тот краткий срок, который Вашим Величеством мне дарован для представления настоящих соображений. Но если Вашему Величеству благоугодно будет удостоить одобрением их основную мысль, если Вы окончательно соизволите на приведение в исполнение этой мысли и если Вы изволите признать удобным и полезным объявить о том 17 числа сего месяца, - то надлежит, по крайней мере, установить главные начала предполагаемой меры и разрешить особый вопрос о порядке оглашения состоявшегося по сему предмету Монаршего благоизволения Вашего Величества
Коренные начала, на основании коих было бы допущено, в известных пределах, участие представителей разных сословий к делам общего государственного управления, могли бы, по моему крайнему разумению, быть следующие;
1. Означенное участие должно быть только совещательное.
2. Собрание представителей должно быть приурочено к Государственному Совету потому именно, что и он имеет только совещательное участие в разрешении подведомых ему дел.
3. Участие сословных или земских представителей обнимает вопросы законодательные и распространяется на главные вопросы по части государственного хозяйства, как то: на рассмотрение государственной приходно-расходной сметы и на установление новых налогов.
4. Представители земства или сословий призываются из всех частей Империи, кроме Царства Польского и Великого Княжества Финляндского.
5. В тех частях Империи, где имеют быть введены в действие земско-хозяйственные учреждения, представители избираются местными земскими собраниями. В прочих областях для их выбора устанавливаются особые правила.
6. Призыв представителей в Государственный Совет совершается не прежде, как по введении в действие новых земско-хозяйственных учреждений.
7. Число представителей должно быть по возможности ограничено. Не предстоит надобности в отдельных представителях от городов. При определении числа их для каждой области Государства (примерно от 2-х до 4-х на губернию), может быть установлено известное соотношение между выборными от уездов и выборными от городов.
8. Изъятие может быть допущено для столиц и для значительнейших торговых или губернских городов, каковы Одесса, Рига, Киев.
9. Представители не получают никакого денежного вознаграждения от казны.
10. Их участие в делах Государственного Совета ограничивается в течение каждого года известным сроком. Сообразно с сим распределяются и дела Совета на два разряда: па дела, которые обсуждаются только при участии представителей, и на дела, которые могут быть разрешаемы без оного или только при содействии нескольких из них.
11. Порядок делопроизводства установляется с принятием надлежащих предосторожностей на тот конец, чтобы за членами Совета по назначению от Правительства была сохранена надлежащая доля влияния на ход дел и на составляемые по оным постановления. Формы представления дел на Высочайшее разрешение Вашего Величества и Высочайшего утверждения постановлений Совета должны остаться по возможности без изменения.
12. В состав Государственного Совета призываются, в одно время с представителями от земства или сословий, но по непосредственному Высочайшему избранию, некоторые члены высшего духовенства.
В отношении к порядку обнародования Высочайшей воли Вашего Величества, представляется несколько отдельных вопросов:
I. Благоугодно ли будет Вашему Величеству объявить о всех главных началах будущего участия, предоставляемого сословным или земским представителям в делах государственного управления, - или же ограничиться кратким заявлением основной мысли об этом участии, кратким указанием на предметы, коих оно должно касаться, - и общею оговоркою, что подробности дела имеют быть определены впоследствии. Последнее кажется более удобным.
II. Благоугодно ли будет Вашему Величеству объявить, что призыву представителей должно предшествовать устройство земско-хозяйственных учреждений. Это кажется необходимым. При сем можно бы заявить Высочайшую волю, чтобы приступлено было без замедления к рассмотрению в Государственном Совете проекта об означенных учреждениях, а затем ко введению оных в действие.
III. Благоугодно ли будет повелеть заранее упомянуть о некоторых мерах, которые подлежали бы внесению на рассмотрение преобразованного Совета, в новом его составе, например, о пересмотре постановлений, относящихся до иноверных исповеданий. Подобное заявление имеет свои неудобства, но и представляет некоторые выгоды, между прочим, именно в отношении к Западному краю, к его латинскому населению и к общему впечатлению, которое это заявление произвело бы в Европе.
IV. Благоугодно ли будет Вашему Величеству придать оффициальному акту обнародования Вашей воли больший или меньший характер торжественности. В первом случае надлежало бы дать означенному акту форму Манифеста. Во втором, что казалось бы более удобным, можно ограничиться Высочайшим Указом или Рескриптом, данным Председателю Государственного Совета или Министру Внутренних Дел, ибо они оба, по их званию, призываются к непосредственному и ближайшему в этом деле участию. Форма Указа кажется более удобною, чем форма Рескрипта.
До проектирования самого текста Рескрипта, Указа или Манифеста, необходимо получить Высочайшие по всем сим вопросам Вашего Императорского Величества указания.

Проект нового учреждения государственного совета

Глава I
Состав и внутреннее устройство государственного совета

      1. В порядке государственных установлений Совет составляет сословие, в коем дела по всем частям управления, в главных их отношениях к законодательству, соображаются и чрез него восходят к Верховной Императорской Власти (действовавшего Учреждения Гос. Сов. ст.1).
 2. Государственный Совет составляется из особ Высочайшею доверенностью в сословие сие призываемых. Каждый из членов, при вступлении в Государственный Совет, подписывает присягу по особо установленной форме (ст.2).
 3. Члены Государственного Совета могут иметь звания в порядках судебном и исполнительном (ст.3).
 4. Членами Государственного Совета могут быть назначаемы, по благоусмотрению Его Величества, и высшие лица духовного звания.
5. Число членов Государственного Совета зависит от Высочайшего усмотрения Его Величества.
 6. Министры, главноуправляющие отдельными частями и обер-прокурор Св. Синода суть члены Государственного Совета по их званию (ст.4 дополн.).
 7. В Государственном Совете председательствует один из членов, особо к тому Его Величеством Назначенный (ст.6 измен.).
 8. Назначение председателя в Государственном Совете возобновляется ежегодно (ст.7).
9. Государственный Совет составляется: 1) из Департаментов; 2) из Общего Собрание (ст.8).
 10. Департаментов в Государственном Совете полагается четыре:
1) законов; 2)дел военных; 3) дел гражданских и духовных; 4) государственной экономии (ст.9).
11. Каждый департамент составляется из назначенных в оный, по Высочайшему усмотрению, председателя и членов не менее пяти (ст.10 измен.).
 12. Если в Департаменте, за отлучкою или болезнью, останется менее трех членов, то в таком случае должны быть составляемы Временные Соединенные Департаменты, дабы заседание состояло всегда по крайней мере из трех присутствующих (примеч. к ст.10).
 13. Распределение председателей и членов по департаментам возобновляется ежегодно (ст.11 измен.).
 14. Председатели Департаментов заступают место председателя Государственного Совета, в случае его отсутствия или болезни, когда не будет к тому назначен Его Величеством иной член Государственного Совета (ст.15 изм-).
 15. Министры, главноуправляющие, обер-прокурор Св. Синода и члены духовного звание не могут быть ни председателем Государственного Совета, ни председателями его департаментов (ст.10 изм.).
 16. В Департаменты, по усмотрению их, могут быть приглашаемы к совещанию и лица посторонние, от коих, по свойству дела, можно ожидать полезных объяснений (ст.12).
 17. Члены Совета, не назначенные к заседанию в Департаментах, присутствуют лишь в Общем Собрании (ст.13).
 18. Общее Собрание составляют все члены Совета, как заседающие в Департаментах, так и не присутствующие в оных (ст.14).
 19. При Государственном Совете учреждается съезд государственных гласных.
 20. Съезд государственных гласных составляется:
I. Из гласных, избираемых на определенный срок Губернскими земскими собраниями.
II. Из гласных, назначаемых по выбору, порядком ниже сего указанным, на тот же самый срок, от обеих столиц, от некоторых других городов и от тех частей Империи, на которые не распространяется действие Положения о земских учреждениях.
III. Из гласных, назначаемых Высочайшею властью, особо на каждый съезд, из числа лиц, означенных ниже сего в  30.
 21. Число выборных гласных определяется прилагаемым у сего росписанием.
 22. Число гласных, назначаемых Высочайшею властью, полагается не свыше одной пятой числа выборных гласных.
 23. На съезде государственных гласных председательствует один из членов Государственного Совета, по назначению Его Императорского Величества. В помощь председателю - съезд избирает из своей среды двух вице-председателей, которые утверждаются в сем звании Высочайшею властью.
 24. Назначение председателя и выборы вице-председателей возобновляется при каждом съезде.
 25. Министры, главноуправляющие и обер-прокурор Св. Синода имеют право присутствовать на съезде гласных и принимать участие в его совещаниях, но при подаче голосов от них голоса не отбираются.
26. Гласные, избираемые земскими собраниями, избираются на три года, но первый выбор производится на один год. Избираемы могут быть не только члены губернского земского собрания, но и другие лица, соединяющие условия, которые требуются для выбора в уездные гласные. Присем наблюдается, чтобы по крайней мере один гласный был избран из числа членов губернского собрания.
 27. Гласные от столиц избираются на те же сроки общими думами из числа городских гласных.
 28. Гласные от городов, поименованных в росписании, приложенном к 21-му, избираются:
1. В городах, где введено новое городское устройство общими Думами, из числа местных домовладельцев, или лиц купеческого сословия, хотя и не владеющих домами, но производящих в таких городах торговлю по свидетельствам 1 гильдии не менее 3-х лет сряду;
2. В городах, где еще не введено нового устройства, собраниями городских обществ, из числа тех же лиц, о которых упоминается в предшедшем пункте.
 29. Порядок выбора гласных от тех частей Империи, на которые не распространяется действие Положения о земских учреждениях, имеет быть определен особыми, для каждой из них, правилами.
 30. Гласные, назначаемые Высочайшей властью, могут быть избираемы как вообще из числа лиц, соединяющих в себе условия, постановленные для выбора гласных, так и из числа лиц, не удовлетворяющих этим условиям, но по своим специальным знаниям, или приобретенной на службе опытности, могущих принять полезное участие в занятиях съезда.
 31. Съезд Государственных Гласных созывается ежегодно Высочайшим Указом к сроку, в том Указе определяемому.
 32. Съезд Гласных открывается и закрывается, по особому каждый раз на то Высочайшему повелению. Министром Внутренних Дел.
 33. Вице-Председатели Съезда и 14 Гласных, особо избираемых Съездом для каждого из дел, на обсуждение его предложенных, заседают, с правом голоса, в Общем Собрании Государственного Совета, когда те дела в нем рассматриваются.
 34. Государственным Гласным не полагается, по исполнению возложенных на них обязанностей, никакого денежного содержания.
 35. Для производства дел по Государственному Совету, состоит при оном Государственная Канцелярия, управляемая Государственным Секретарем (ст.16).
 36. При каждом Департаменте, в составе сей Канцелярии, состоит Статс-Секретарь с помощниками его и прочими чинами по штату (ст.17).
 37. При Съезде Государственных Гласных состоит особый Статс-Секретарь с одним помощником и прочими чинами по штату Государственной Канцелярии. Кроме того, Съезд избирает из своей среды трех секретарей, для исполнения обязанностей, ниже сего определенных ( 93, 102, 105, 122).
 38. Присутствия в Департаментах назначаются их председателями, по мере поступления дел и приготовления оных к докладу (часть ст.18).
 39. В делах, требующих общего двух или трех департаментов соображения, учреждаются, по сношению председателей, соединенные заседания (ст.19).
 40. Заседания Общего Собрания Государственного Совета имеют положенные дни. Назначение заседаний чрезвычайных, или отмена обыкновенных, по роду и количеству подлежащих дел, зависит от усмотрения Председателя (ч. ст.18).
41. Дни для заседаний Съезда Гласных назначаются по соглашению Председателя Съезда с Председателем Государственного Совета и Председателями его Департаментов.
 42. В Департаментах Члены Совета занимают места по старшинству чинов, но Председатель в Департаменте всегда имеет первое место. В соединенных заседаниях Департаментов ( 39) председательствует всегда тот из Председателей, в Департамент которого поступило первоначальное дело, рассмотрению подлежащее, хотя бы он был младший в чине (ст.20).
 43. В Общем Собрании порядок заседаний есть следующий:
1. Председатель Государственного Совета имеет место в середине; по правую его сторону занимают места Члены, непринадлежащие к Департаментам, а по левую министры, Главноуправляющие и Обер-Прокурор Св. Синода; против председателя Совета, начиная от места, назначенного для чтения дел, занимают места по правую сторону Председатели Департаментов и за ними тех Департаментов Члены, а по левую - Члены Совета духовного звания.
2. Члены Съезда Гласных, присутствующие в Совете, занимают места за особым столом, против Председателя.
3. Государственный Секретарь имеет стол посреди залы, также против Председателя Совета. При нем за особыми столами, находятся: а) Статс-Секретарь того Департамента, по которому дело докладывается; б) Помощник Статс-Секретаря, докладывающий дело и в) Помощник Статс-Секретаря, кратко записывающий выслушиваемые дела (ст.21 изм.).
 44. В Собрании Государственного Совета, в назначенные дни, обязаны непременно являться все Члены, исключая токмо случаи болезни или случаи законных нужд. Если Член Совета не может быть в присутствии Общего Собрание, то должен предварить о сем Государственную Канцелярию, с извещением о причине, для отметки в подносимых Государю Императору мемориях (ст.22 и примеч.).
45. В заседаниях Съезда Гласных Председатель и Вице-Председатели имеют места за особым столом, по правую сторону которого находятся столы для Статс-Секретаря по делам Съезда, с его Помощником, и для Секретарей Съезда, а по левую - места для Министров, Главноуправляющих и Обер-Прокурора Св. Синода. Гласные занимают места против Председателя.

Глава II
Предметы ведомства Государственного Совета и распределение их между департаментами

      46. В порядке государственных дел, от разрешения и утверждения Верховной Императорской Власти зависящих, поступают предварительно на уважение Государственного Совета предметы, в нижеследующих статьях означенные (ст.23 изм.).
 47. На уважение Государственного Совета, без участия Государственных Гласных, поступают:
1. Объявление войны, заключение мира и другие важные внешние меры, когда, по усмотрению обстоятельств, могут оне подлежать предварительному общему соображению (ст.23 п.6).
2. Дела, требующие в законах, уставах и учреждениях объяснения истинного смысла (ст.23 п.3).
3. Общие внутренние меры, в чрезвычайных случаях приемлемые когда оне принимаются во время отсутствия съезда гласных или по существу своему не подлежат предварительной огласке (ст.23 п.5 измен.).
4. Дела о сверхсметных кредитах, испрашиваемых по разным частям управления па основании особо постановленных для сего правил, когда кредиты испрашиваются вне сроков съезда гласных или по свойству предмета, до которого они относятся, не подлежат преждевременному оглашению.
5. Все дела, по коим отчуждается какая либо часть государственных доходов или имуществ, в частное владение (ст.23 п.9).
6. Дела о вознаграждении частных лиц за имущества, на государственные нужды отбираемые (п.9).
7. Новые предположения о доходах и расходах городов и ежегодные сметы столичных дум (п.11).
8. Дела об учреждении компаний на акциях, когда им испрашиваются особые преимущества или исключительные привиллегии (п.13).
9. Дела о привиллегиях на открытие, изобретение или усовершенствование в искусствах, мануфактурах, или ремеслах, равно на введение в России изобретений или усовершенствований, сделанных в чужих краях (п.14).
10. Дела о сложении недоимок и казенных взысканий (п.16).
11. Дела о возведении в дворянство, об утверждении в почетных достоинствах (княжеском, графском и баронском) и о лишении дворянства и классных или офицерских чинов за преступления (п.17).
12. Производство следствий над Министрами и Генерал-Губернаторами, в случае обвинений, удостоенных предварительно Высочайшего уважения (п.18).
13. Дела, при разрешении коих в Общем Сената Собрании не составится узаконенного большинства голосов, или когда с решением его не согласится Министр Юстиции (п.19).
14. Дела по разногласию Общего Сената Собрания с Военным Советом, когда при исчислении голосов Членов сего Совета совокупно с голосами Сенаторов, не составится узаконенного большинства; или с большинством, в сем порядке исчисленным, не согласится Министр Юстиции (п.20).
15. Дела по искам частных лиц не подведомственные Адмиралтейств-Совету Департамента и зависящие от них учреждения, в случае несогласия Сената с мнением Адмиралтейств-Совета (п.21).
16. Доклады Сената об отмене или пересмотре прежних его судебных решений (п.22).
17. Дела, по особым Высочайшим повелениям, вносимые на рассмотрение Государственного Совета при участии Государственных Гласных (п.23 дополн.).
 48. На уважение Государственного Совета при участии Государственных Гласных поступают:
1. Все предметы, требующие нового закона, устава или учреждения (ст.23 п.1).
2. Предметы внутреннего управления, требующие отмены, ограничения или дополнения прежних положений (п.2).
3. Меры и распоряжения общие, приемлемые к успешнейшему исполнению существующих законов, уставов и учреждений (п.4).
4. Общие внутренние меры, в чрезвычайных случаях приемлемые, кроме случаев, означенных в  47, п.3 (п.5 доп.).
5. Ежегодные сметы общих государственных доходов и расходов, способы их уравнения, назначение новых издержек, в течение года встретиться могущих, кроме случаев, определенных в 47, п.4, и чрезвычайные финансовые меры (п.7 доп.).
6. Сметы и раскладки земских повинностей и раскладки общественного сбора с крестьян, водворенных на государственных землях (доколе сии крестьяне находятся в ведении особого управления) (п.10 изм.).
7. Все вообще штаты, в том числе издаваемые временно и в виде опыта, за исключением штатов таких временных установлений, кои учреждаются на определенный срок для окончания дел прежнего времени, для приведения в порядок какой-либо части, для исполнения какого-либо временного поручения и т.п. (Ср. Учр. Ком. Мин. ст.14 п.5) (п.12).
8. Ежегодные отчеты о государственных доходах и расходах (п.15).
9. Дела, вносимые в Государственный Совет из Главного Комитета по устройству сельского состояния, из Комитетов Кавказского и Сибирского и из Остзейского Комитета.
10. Дела, возникающие по ходатайствам земских собраний и отдельных сословий о своих нуждах и пользах.
11. Дела по устройству железных дорог с гарантиею от Правительства.
12. Дела, по особым Высочайшим повелением вносимые (ст.23 п.23).  49. Из вышеозначенных предметов ( 47 и 48) изъемлются:
1. Дела, кои особенно предоставлены непосредственному докладу Министров.
2. Дела, кои подлежат соображением Комитета Министров, Комитета Кавказского, Комитета Сибирского, Главного Комитета по устройству сельского состояния, Остзейского Комитета, или рассмотрению и разрешению Правительствующего Сената, или же не превышают собственной власти Министров, на основании учреждений, уставов и законов.
3. Наконец, все дополнения и пояснения законов, или меры усовершенствования законодательства, собственно до военного и морского ведомств относящиеся, когда оне никакой связи с прочими частями государственного управления не имеют или когда входят в состав какого либо общего государственного управления, но относятся исключительно до части искусственной или технической: дела сего рода представляются на Высочайшее усмотрение непосредственно от военного Совета или от Адмиралтейств-Совета по принадлежности предметов (ст.24 п.п.1, 2 и 4).
 50. Все дела, в  47 и 48 означенные, распределяются между Департаментами Совета в Следующем порядке:
1. В Департамент Законов входит все то, что по существу своему составляет предмет закона.
2. В Департамент Военных Дел входят предметы Министерств Военного и Морского.
3. В Департамент Гражданских и Духовных Дел входят дела юстиции, управления духовного и полиции.
4. К Департаменту Государственной Экономии принадлежат предметы общей промышленности, наук, торговли, финансов, земских повинностей, казначейства и счетов (ст.23 п.п.1 - 4).
 51. Если в одном Департаменте накопится значительное число особенно важных и обширных дел, то от Председателя Государственного Совета зависит передать некоторые из них в другой Департамент, менее обремененный (ст.26).

Глава III
Порядок и производство дел в Государственном Совете
Отделение I. Порядок вступления и производства дел в Департаментах и на Съезде Государственных Гласных

      52. Все дела, в Государственный Совет поступающие, входят в Государственную Канцелярию и присылаются на имя Государственного Секретаря (ст.27).
 53. Дела, вносимые в Государственный Совет из общих собраний Правительствующего Сената, сопровождаются достаточным числом экземпляров тех самых печатных записок, по коим они докладывались в Сенате, с присовокуплением в них решений Сената или последовавших по тем делам разных мнений (прим. к ст.27).
 54. О всех поступивших делах Государственный Секретарь доводит до сведения Председателя Государственного Совета.
 55. В отношении к дальнейшему движению дел, смотря по тому, подлежат ли они рассмотрению Государственного Совета при участии Государственных Гласных, или без их участия, соблюдаются нижеследующие правила:
1. По делам, подлежащим рассмотрению без участия Гласных. .  56. Все дела, предоставленные соображению Государственного Совета, сначала обращаются в Департаменты его, по свойству их и принадлежности (ст.28).
 57. Из сего ( 56) изъемлются те дела, кои общими положениями, ниже изображенными, или особенными Высочайшими повелениями, предназначаются непосредственному уважению Общего Собрания Совета (ст.29).
 58. Дела поступают в Совет или от Министров, или по особенным Высочайшим повелениям. Те и другие по присылке их Государственному Секретарю, доведении о них до сведения Председателя Совета и распределении по Департаментам, - изготовляются к докладу в Государственной Канцелярии (ст.30 изм.).
 59. Председатели назначают дела, подлежащие в каждом собрании рассуждению Департамента, по степени их настоятельности и по мере приготовления оных к докладу (ст.31).
 60. Председатели открывают и закрывают собрания Департаментов (ст.32).
 61. Дела в Департаментах предлагаются Статс-Секретарями и читаются, по их распоряжению, или помощниками Статс-Секретаре и, или Экспедиторами. Государственный Секретарь в собраниях Департаментов находится лишь тогда, когда признает сие за нужное (ст.33).
 62. Все рассуждения Членов в собрании Департамента обращаются к лицу Председателя, который, при сих рассуждениях, излагает существо и силу вопроса и охраняет надлежащий порядок и единство предмета. Впрочем, порядок рассуждений в Департаменте учреждается, применяясь к тем правилам, какие для Общего Собрания ниже сего поставлены (ст.34),
 63. Министры не обязаны присутствовать по делам их в Департаментах, исключая дел о земских повинностях, кои рассматриваются Департаментом Государственной Экономии не иначе, как в присутствии четырех министров: Финансов, Государственных Имуществ, Внутренних Дел и Уделов. Но Министры могут, когда признают нужным, представлять изъяснения свои Департаментам, или лично, или чрез Товарищей, или чрез Директоров и Управляющих теми частями, к коим принадлежит предмет рассуждения. Равномерно Департаменты, когда признают нужным, могут чрез своих Председателей приглашать Министров в свои собрания для совещаний. Наконец, если Председатель Государственного Совета признает необходимым присутствие кого либо из Министров при слушании дела в Департаменте, то он также делает распоряжение о приглашении его в заседание Департамента (ст.35 и примеч.).
 64. Если Министр пожелает или сам присутствовать при первоначальном слушании в Департаменте его представления (ст.351), или доверить сие своему Товарищу, то предворяет о сем Государственного Секретаря при самом внесении дела, и тогда благо временно извещается о дне и часе, к докладу оного назначенных (ст.36).
 65. Директоры и другие Управляющие частями, то Министров в Департаменты присланные, оставляют собрание, как скоро окончены будут нужные но делам изъяснения (ст.37).
 66. По делам частным Департаменты все заключения свои основывают единственно на силе существующих законов. Но когда усмотрится неполнота закона или неимение оного, и неполноту сию, или недостаток, нельзя будет исправить совокупно с решением частного дела, то, вместе с разрешением сего последнего, законодательный вопрос поставляется также в виду II-го Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, для соображений его при дополнении или составлении закона на будущее время (ст.40).
 67. По каждому, выслушанному в Департаменте, делу составляется отдельный журнал (ст.41).
 68. В журнале означаются: 1) содержание дела; 2) главные предметы рассуждения; 3) причины, уваженные Департаментом; 4) заключение (ст.42).
 69. В журнале, сверх общего, принятого Департаментами заключения, вносятся и мнения Членов, с оным не согласившихся. Но если бы кто из Членов пожелал свое мнение изложить с большею подробностью, то, заявив о его сущности в самом заседании, он должен потом представить сие мнение в течение недели, и тогда оно, смотря по удобности, или также вводится в состав журнала, или прилагается к нему особо (ст.43).
 70. Заключение в журнале излагается так точно, как оно должно перейти потом в окончательное исполнение (ст.44).
 71. Журналы подписываются сперва Председателем и потом Членами, по старшинству их. Каждый журнал скрепляется по листам статс-секретарем того Департамента (ст.45).
 72. Когда Департамент, без бытности Министра, постановит заключение, противное его представлению, или сделает в нем существенную перемену или дополнение, тогда, смотря по важности дела, или представляет о сущности своего заключения лично объясняться с Министром статс-секретарю, управляющему делами того Департамента, или передает Министру проект своего журнала формальным порядком, чрез Государственного Секретаря. Если затем Министр согласится с заключением Департамента, то в журнале именно о сем упоминается; а если он останется при своем мнении, то причины сему объясняет или чрез того же статс-секретаря, или письменно в особом отзыве (ст.46).
 73. Если Министр согласится с Департаментом ( 72) он подписывает и журнал его, против подписи прочих Членов; если же останется при особом мнении и пожелает изъяснить оное письменно, то обязывается представить таковое в течение недели со времени сообщения ему заключения Департамента или передачи проекта журнала (ст.47 доп.).
 74. Департамент, по сообщении ему противного мнения Министра, снова рассматривает дело и если убедится сим мнением, то переменяет свой журнал; в противном же случае или означает кратко и журнале, что С.не убедился в надобности отступить от прежнего заключения, или подробно объясняет, по каким именно причинам и основаниям при оном остался; самое же мнение Министра, смотря по обширности его, вносится в общее собрание либо в составе Департаментского журнала, либо в приложении к оному (ст.48).
 75. Положения Департаментов, заключающие в себе изъяснение точного разума существующих законов и приложение их к частным случаям и не предполагающие нового закона, устава или учреждения, ни отмены прежних постановлений или дополнения их, - не поступают в Общее Собрание, но представляются в мемориях непосредственно на Высочайшее усмотрение (ст.49).
 76. От действия сего правила ( 75) изъемлются дела 1) по коим в Департаменте произойдет разногласие; 2) по коим Департаментом отменяется решение Сената или мнение большинства Сенаторов; и 3) по коим Департамент не согласен с представляющим Министром, и Министр, с своей стороны, не убедится заключением Департамента. В сих трех случаях, дела, по рассмотрении их в Департаментах, входят на уважение Общего Собрания, хотя бы и принадлежали к разряду исчисленных в предшедшей статье (ст.50).
 77. Непосредственно в Департаментах, не только без перехода в Общее Собрание, но и без представления на Высочайшее усмотрение, оканчиваются: 1) дела, вносимые в Совет лишь для собственного его сведения; 2) дела, по коим представление Министра, вследствие соглашения с ним, ему возвращается как бы не состоявшееся, или представляется ему сделать предварительное распоряжение, например: собрать справки или снестись сперва с другим ведомством и пр.3) дела, которым, неприкосновенно к их существу, дается лишь законное в ходе направление, когда само направление сие, по свойству его, не требует Высочайшего разрешения (ст.51).
 78. Проекты и представления. Министрами внесенные, если в Департаментах последуют на них замечания, с коими сами Министры согласятся, возвращаются к сим последним, для исправления, также по собственному Департаментов заключению ( 77) и вносятся в Общее Собрание уже впоследствии, по получении их вновь и по надлежащей проверке (ст.52).
 79. В Департаменте Государственной Экономии некоторые дела о земских повинностях разрешаются им самим, в присутствии Министров, поименованных в  63, на основании Устава о сих повинностях; прочие дела, смотря по роду и существу их, на основании принятых по Государственному Совету правил, или представляются на Высочайшее Его Императорского Величества утверждение в мемориях Департаментов, или же вносятся в Общее Собрание Государственного Совета (прим. к ст.52). 2. По делам, подлежащим рассмотрению при участии Гласных.
 80. Все правила, в предшедших  56 - 79 постановленные, сохраняют свою силу и в отношениях к делам, подлежащих рассмотрению при участии Государственных Гласных, но с нижеследующими однако же изъятиями и дополнениями.
 81. Всякое из дел, в  48 означенных, должно быть рассмотрено отдельно в подлежащем Департаменте Государственного Совета и на Съезде Гласных.
 82. От усмотрения Председателя Государственного Совета зависит передать дело первоначально на обсуждение Съезда, с тем, чтобы оно впоследствии поступило на рассмотрение Департамента, или наоборот, первоначально на рассмотрение Департамента, с тем, чтобы оно впоследствии поступило на заключение Съезда.
 83. Если дело первоначально передается на заключение Съезда, то Государственный Секретарь препровождает все поступившие по оному бумаги к Председателю Съезда.
 84. Председатель заявляет Съезду о поступивших делах и распоряжается отпечатанием относящихся до них бумаг в нужном числе экземпляров, для раздачи Гласным.
 85. После получения Гласными упомянутых в предшедшей статье бумаг, Председатель Съезда, смотря по свойству и степени спешности или Сложности дела, предлагает на разрешение Съезда вопрос, следует ли дело назначить к докладу в настоящем его виде, или предварительно передать оное на рассмотрение и заключение особой Коммисии, избранной из среды Гласных.
 86. Коммисии, смотря по свойству дел, могут быть назначаемы в более или менее многочисленном составе, от 5 до 11 Членов.
 87. Избрание Коммисии производится следующим порядком:
1. Председатель, по соглашению с двумя Вице-Председателями и двумя Секретарями Съезда, предлагает список Членов Коммисии на утверждение Собрания. При составлении списка обращается внимание на то, чтобы по возможности были назначаемы в Коммисии не только лица, более или менее специально ознакомленные с предметом подлежащего рассмотрению дел, но и представители различных мнений или воззрений, обнаружившихся между Членами Съезда. Кроме того, в список включается всегда число имен, тремя более против предполагаемого состава Коммисии.
2. Если со Стороны Съезда не последует возражений, то Коммисия составляется из предложенных на основании предшедшего пункта кандидатов, за исключением трех последних по порядку обозначения имен в списке.
3. Если Съезд изъявит по большинству голосов, желание баллотировать предложенных в Члены Коммисии Гласных, то производится баллотировка и назначаются те Члены, которые, из числа предложенных на основании п.1, получат наибольшее число голосов.
4. Если Съезд пожелает дополнить список, предложенный ему, на основании п.1, то по предложению, сделанному кем либо из Гласных и принятому простым большинством Собрания, в список может быть включено еще до трех новых имен, и затем баллотировка производится, как изъяснено в п.3-м.
 88. Председатель Съезда извещает о назначении Коммисии того Министра или Главноуправляющего, до которого относится рассматриваемое дело, для назначения от себя Коммисара, который, присутствуя на Коммисии по приглашению ее Председателя, мог бы сообщать ей нужные сведения и объяснения.
 89. Председатель Коммисии избирается ею из числа ее Членов. Кроме того, Коммисия избирает из своей среды Секретаря, который ведет краткие журналы ее заседаний и затем принимает на себя, как составление окончательного заключения по рассмотренному докладу, так и доклад этого заключения в Общем Собрании Съезда.
 90. Помощник Статс-Секретаря при Съезде Государственных Гласных лично передает Коммисии относящиеся до дела бумаги и, присутствуя на первом ее заседании, кратко излагает сущность означенного дела и присовокупляет к тому те объяснение, которые сочтет нужным. Дальнейший доклад дела возлагается на Секретаря Коммисии.
 91. По делам, по которым не будет назначено особых Коммисии (85), доклад представляется в Общем Собрании Съезда Помощником Статс-Секретаря.
 92. Очередь дел, назначенных к докладу, устанавливается Председателем Съезда.
 93. Журналы заседаний Съезда ведутся его Секретарями ( 37).
 94. Председатель Съезда руководит его совещаниями и охраняет в нем надлежащий порядок. Ему содействуют Вице-Председатели и Секретари. По всем возникающим в отношении к порядку делопроизводства и словесных прений сомнениям или недоразумениям - решение Председательствующего есть окончательное.
 95. Совещание Съезда Государственных Гласных происходит изустно. Чтение письменных мнений не допускается. Письменно могут быть излагаемы только особые мнения, приобщаемые к журналу заседания, на основании правил, ниже сего постановленных ( 105), и заключающие в себе только повторение или развитие того, что было изустно заявлено во время заседания.
 96. Все рассуждения Членов Собрания обращаются к лицу Председателя.
 97. Член, желающий вступить в рассуждение по предложенному делу, заявляет о том, встав с своего места, и ожидает разрешения Председателя, которое дается чрез возвещение имени того Члена Собрания, который желает высказать свое мнение.
 98. Если в одно время встанут с своих мест несколько Гласных, то Председатель устанавливает между ними очередь. Министрам, Главноуправляющим и Обер-Прокурору Святейшего Синода принадлежит предпочтение по праву их званий.
 99. Все Члены Собрания объясняют свои мнения, стоя, но не сходя с своих мест
 100. Никто из Членов не может по одному и тому же предмету изъяснять свое мнение более одного раза. Соблюдению сего правила не подчиняются только:
1. Министры, Главноуправляющие и Обер-Прокурор Святейшего Синода, которые, когда они присутствуют на Съезде, имеют право во всякое время представлять оному те уважения, которые сочтут нужными.
2. Председатель особой Коммисии, на которую Съездом было возложено предварительное рассмотрение дела, и Секретарь этой Коммисии.
3. Члены Собрания, которые желают устранить недоразумения, возникшие вследствие неточного выражения или неточного уразумения их мнений, и которые на то получат особое разрешение председателя.
 101. Все заключения Съезда постановляются простым большинством наличных голосов.
 102. Когда есть сомнение насчет формы постановки вопроса, текст оного излагается письменно, по указаниям Председателя, одним из Секретарей и затем прочитывается Собранию
 103. Вопросы всегда постановляются в такой форме, чтобы Гласные могли отвечать на оные простым утверждением или отрицанием, т. е. словами: да, - или нет.
 104. В случае сомнения насчет того, в пользу какого разрешения склонилось большинство, голоса отбираются открыто Секретарем Съезда. Результат подачи голосов объявляется, по распоряжению Председателя, одним из Секретарей.
 105. Члены, несогласные с мнением большинства и заявившие о том во время происходивших до подачи голосов совещаний, имеют право требовать, чтобы их особые мнения были приобщены к журналу заседания. Для сего они обязаны в то же самое заседание предварить о своем намерении Секретаря, ведущего журнал, и затем доставить к нему, в трехдневный срок, письменное изложение означенных мнений.
 106. Каждое заседание Съезда Государственных Гласных начинается чтением и утверждением (по предварительном буде нужно будет дополнении или исправлении) проекта журнала предшедшего заседания и оканчивается объявлением перечня дел, состоящих на очереди к следующему заседанию.
 107. Дела, по которым состоялись окончательные заключения Съезда Государственных Гласных, препровождаются Председателем Съезда к Председателю того Департамента Государственного Совета, в котором означенные дела должны подлежать дальнейшему рассмотрению.
 108. Если при рассмотрении дела в Департаменте ( 80) большинство Членов оного в чем либо не согласится с заключением Съезда Гласных, и Министр или Главноуправляющий, к ведомству коего дело принадлежит, разделит мнение большинства, то Председатель Департамента сообщает о предметах разномыслия Председателю Съезда Гласных для вторичного предложения дела, в отношении к этим предметам, на обсуждение Съезда.
 109. При вторичном обсуждении на Съезде дело докладывается, без предварительного обращения оного в подлежащую Коммисию, состоящим при Съезде Статс-Секретарем. К заседанию приглашается Статс-Секретарь Департамента Государственного Совета для представления, буде сочтет нужным, надлежащих объяснений.
 110. После постановления заключений Съезда по вопросам, вторично предложенным его обсуждению. Председатель Съезда сообщает означенные заключения Председателю Департамента Совета.
 111. Засим Департамент постановляет, с своей стороны, окончательное по предложенному делу заключение.
 112. Если большинство членов Департамента ( 108) согласится с заключением Съезда, или если Министр или Главноуправляющий, к ведомству коего дело принадлежит, с этим заключением согласен, хотя и не согласен с мнением большинства Департамента, то заключение Департамента равным образом считается окончательно состоявшимся, и о предметах разномыслия между некоторыми Членами оного и Съездом Гласных не предлагается на вторичное обсуждение Съезда, порядком, в  108 - 110 указанным
 113. В журнале Департамента должно быть упомянуто о согласии или несогласии его с заключением Съезда Государственных Гласных. Самое содержание сего заключения, смотря по обширности его, излагается или в самом журнале, или в особом приложении, как постановлено для мнений Министров ( 74). Если дело было вторично передано на обсуждение Съезда, то о сем, равным образом, должно быть упомянуто в журнале.
 114. Затем все дело, вместе с журналом Департамента препровождается Председателем оного к Государственному Секретарю, для внесения в Общее Собрание Государственного Совета.
 115. Если по усмотрению Председателя Государственного Совета ( 82) дело первоначально должно поступить на рассмотрение подлежащего Департамента Совета, то Государственный Секретарь препровождает все поступившие по оному бумаги к Председателю означенного Департамента.
 116. По рассмотрении дела в Департаменте, состоявшийся в нем журнал препровождается, вместе с другими по делу бумагами. Председателем Департамента к Председателю Съезда Государственных Гласных.
 117. Дело подвергается обсуждению на Съезде порядком, выше сего указанным ( 84 - 107).
 118. Если Съезд Государственных Гласных в чем либо не согласится с предложением Департамента, то Председатель Съезда сообщает о предметах разногласия Председателю Департамента, для вторичного предложения на его рассмотрение дела, в отношении к этим предметам.
 119. При вторичном обсуждении дела в Департаменте приглашаются в присутствие оного два депутата от Съезда Государственных Гласных, для нужных с их стороны объяснений. Депутаты избираются Съездом посредством баллотировки, из числа нескольких Гласных, к тому приглашенных Председателем.
 120. После постановлений заключений Департамента по вопросам, вторично предложенным на его обсуждение, Председатель Департамента сообщает означенные заключения Председателю Съезда Гласных.
 121. Засим Съезд постановляет, с своей стороны, окончательное по подлежащему делу заключение.
 122. В окончательном изложении постановлений Съезда должно быть упомянуто о согласии или несогласии с его положением Департамента Государственного Совета и с мнением подлежащего Министра или Главноуправляющего по предмету бывшего в рассмотрении дела. Если дело было вторично передано на обсуждение Департамента, то о сем равным образом должно быть упомянуто. Постановления Съезда излагаются в форме особого журнала, применяясь к форме журналов Департаментов Совета. Журнал подписывается Председателем и Вице-Председателями Съезда и скрепляется состоящим при нем Статс-Секретарем и выборными Секретарями. Составление журнала, на основании журналов заседаний, возлагается на Секретарей. Тот же самый порядок изложения постановлений Съезда соблюдается и в отношении к делам, поступающим первоначально на его рассмотрение, на основании правил, постановленных выше сего в 83-107.
 123. В случае разногласия с Департаментом или с Министром или с Главноуправляющим, положение Департамента, или мнение Министра или Главноуправляющего, может быть изложено, смотря по обширности его, или в самом журнале, или в особом приложении.
 124. Затем все дело, вместе с журналом Съезда, препровождается Председателем оного к Государственному Секретарю для внесения в Общее Собрание Государственного Совета.

Отделение III.*(2) Порядок вступления и производства дел в Общем Собрании

      125. Дела в Общее Собрание Совета или поступают из Департаментов (75, 76, 114) или из Съезда Гласных ( 124), или вносятся по особым Высочайшим повелениям (ст.53 изм.).
 126. Следующие два рода дел вносятся в Общее Собрание Совета, не поступая предварительно в Департаменты: 1) общие внутренние меры, в чрезвычайных случаях приемлемые, когда оне принимаются в отсутствии Съезда Гласных, или по существу своему не подлежат предварительной огласке ( 47 п.3 изм.); 2) внешние важные меры, когда, по существу их, признано будет нужным представить их предварительно общему уважению Совета (ст.54 изм.).
 127. Председатель Государственного Совета назначает дела, подлежащие его рассмотрению в каждом Общем собрании (ст.55).
 128. По назначении к докладу дел, поступивших из Общих Сената Собраний, ко всем Членам рассылаются экземпляры тех печатных записок, коими дела сии сопровождаются при внесении в Государственный Совет. Сверх сего на усмотрение Председателя предоставляется назначать к печатанию, для такого же сообщения членам, прежде доклада в Общем Собрании, проекты положений и уставов, особенно сложных и важных, когда они не требуют совершенной тайны (ст.56).
 129. Министры должны присутствовать в Общих Собраниях Государственного Совета не только по делам их ведомств, но и по всем прочим. Для объяснения дел, они могут представлять директоров и управляющих теми частями, к коим принадлежит предмет рассуждения (ст.57 изм.).
 130. Лицо, предоставленное Министром для объяснения дел, занимает место подле Государственного Секретаря (ст.58).
 131. Обязанность, присланного Министром, директора или другого лица, есть представлять все нужные объяснения по делам, к части его принадлежащим; но он не имеет права совещательного голоса и оставляет Собрание, как скоро окончатся требуемые от него объяснения (ст.59 изм.).
 132. О делах, назначенных к докладу в Общем Собрании совета, дается каждый раз знать Министрам, по принадлежности (ст.60).
 133. Если Министр, после извещения, в Общее Собрание не прибудет, то дело слушается без него (ст.61).
 134. Министр, в случае препятствия присутствовать в Государственном Совете по делам, до его Министерства относящимся, может благовременно предварить о сем Государственного секретаря. В сем случае, если Министр пожелает, дела его могут быть отложены до следующего заседания, и Государственный секретарь объявляет о причине исключения их из доклада (ст.62 изм.).
 135. Если Министр встретит препятствие прибыть и в следующее заседание, то Председатель Государственного Совета, судя по роду и степени важности или настоятельности означенных дел, либо снова их отлагает, либо, разрешая доклад, предоставляет Министру поручить, вместо себя, присутствовать своему товарищу (ст.63 изм.).
 136. В тех случаях, когда Министры и Главноуправляющие отдельными частями не могут, по болезни, или по каким либо другим причинам, присутствовать в Государственном Совете, вместо их вообще присутствуют их товарищи. Они присутствуют не по одним только делам, до их ведомств касающихся, но по всем вообще (ст.65 прим. изм.).
 137. Общие Собрания Государственного Совета назначаются отдельно для дел, рассматриваемых без участия Государственных гласных, и для дел, рассматриваемых при их участии ( 33, 47, 48).
 138. Когда Общее Собрание назначено для слушания дел при участии гласных, Государственный секретарь благовременно извещает о сем Председателя съезда Государственных гласных и распоряжается передачею в состоящий при съезде отдел Государственной Канцелярии 18 экземпляров всех печатных записок или журналов по делам, к слушанию назначенным. Из числа этих экземпляров 16 передаются гласным, имеющим присутствовать в Совете на основании  33, а 2 оставляются при делах съезда.
 139. Присутствующие на основании  33, в Общем Собрании, кроме Вице-Председателей съезда, 14 гласных избираются им заранее, вслед за окончанием рассмотрения надлежащего дела на самом съезде. Они избираются баллотировкою списка из 20 гласных, предлагаемого Председателем по соглашению с Вице-Председателями и Секретарями. В случае отсутствия или болезни одного из выбранных гласных в день заседание, место его заступает один из остальных 6-ти гласных, значившихся по баллотировочному списку.
 140. Общее Собрание Государственного Совета открывается и закрывается Председателем Государственного Совета (ст.64).
 141. Заседания в Общем Собрании Совета открываются чтением его положений, получивших Высочайшее утверждение, и других Высочайших повелений, подлежащих ведению или исполнению Совета. После сего прочитываются и подписываются журналы предшедшего заседания, и затем начинается доклад дел (ст.65).
 142. Дела, к докладу назначенные и в предшедшем заседании возвещенные, предлагаются Государственным секретарем и читаются, по его распоряжению, статс-секретарями или их помощниками (ст.66).
 143. Доклад дел совершается чтением журналов ( 113, 114, 122 - 124) департаментов или съезда Государственных гласных (ст.67 изм.).
 144. Чтение никем не прерывается до самого его окончания, и словесные во время оного замечания или рассуждения воспрещаются (ст.68 изм).
 145. По окончании чтения. Председатель того Департамента, к коему принадлежит это дело, или Председатель съезда гласных, присовокупляет нужные объяснения и установляет существенные предметы рассуждения. Государственный секретарь дополняет их или повторением нужных статей чтения, или объяснением приложений, в деле находящихся. Сим основываются сущность дела и вопросы, к разрешению предлежащие (ст.69).
 146. В делах, входящих в Общее Собрание непосредственно, предварительные объяснения принадлежат Председателю Совета (ст.70 изм.).
 147. По прочтении дела, каждый член Собрания может требовать пояснения или повторения тех статей, кои представляются неясными. Государственный секретарь обязан представить сии изъяснения (ст.71).
 148. После сего начинаются рассуждения по порядку статей или вопросов, к разрешению предлежащих (ст.72).
 149. Член, желающий вступить в рассуждение по предложенному делу, встав со своего места, объявляет о том Председателю Совета, который возвещает о том Собранию, для приглашения прочих членов ко вниманию (ст.73).
 150. Каждый член объясняет свое мнение стоя (ст.74).
 151. Все рассуждения членов обращаются к лицу Председателя, который, предлагая один вопрос после другого, охраняет надлежащий порядок и единство предмета, и в случае разнообразия мнений, для соглашения их излагает существо и силу вопроса (ст.75).
 152. Словесные рассуждения членов излагаются каждым из них отдельно, так, чтобы голос одного не был прерываем голосом другого. Если два или несколько членов в одно время изъявят желание изложить свое мнение, то Председатель дает первенство слова старшему из них по чину (ст.76).
 153. Никто из членов не может по одному и тому же предмету изъяснять своего мнения более одного раза.
 154. Ограничению, поставленному в  153 не подчиняются:
1) Министры, Главноуправляющие отдельными частями и Обер Прокурор Св. Синода.
2) Председатель того Департамента Совета, в котором дело подлежало предварительному рассмотрению, а в случае отсутствия Председателя старший из членов Департамента.
3) Председатель съезда Государственных гласных, по делам, бывших в рассмотрении съезда, а при отсутствии Председателя старший из Вице-Председателей.
4) Члены Собрания, которые желают устранить недоразумения, возникшие вследствие неточного выражения ими самими или неточного уразумения другими их мнений, и которые на то получат особое разрешение Председателя.
 155. Рассуждения, удаляющиеся от вопроса и существа дела, обращаются к оному Председателю Совета, который, при повторении сих отступлений, прекращает самое рассуждение и переходит к предмету последующему (ст.77).
 156. Когда все статьи рассуждения будут таким образом пройдены, и предмет достаточно соображен, председатель закрывает рассуждение, вопрошает о мнениях и объявляет окончательно принятое заключение. Сие заключение вносится в журнал (ст.78).
 157. В случае предметов особенной важности, председатель имеет право суждения по выслушанному делу отложить до следующего заседания, дабы члены могли предварительно ближе ознакомиться с подробностями и, если кто из них признает за нужное, прочесть в совете самое дело (ст.79).
 158. Для собирания голосов, в случае разномыслия, содержатся особые печатные списки членам. Для присутствующих в Общем Собрании Совета Государственных гласных составляется каждый раз дополнительный список. В списках, против имени каждого, помощник статс-секретаря отмечает кратко: согласен с таким-то заключением, или подает особое мнение. По отобрании голосов, председатель возвещает число их, по каждому мнению состоявшееся (ст.80).
 159. В случае разномыслия, наблюдается вообще следующий порядок:
1. В журнал вносятся два лишь мнение, именно, что столько-то членов полагают одно а столько-то другое.
2. В журнал вносятся и дополнения, которые один или несколько членов признают нужным сделать, но не иначе, как только в подкрепление одного из двух вышеозначенных мнений.
3. Если кто, не соглашаясь с двумя мнениями, в журнал вносимыми, пожелает представить особое мнение, то должен заявить о сущности оного в то же самое заседание, когда дело выслушано и обсуждено.
4. Особые мнения должны быть письменные. Члены присылают их к государственному секретарю не позже, как через 7 дней и накануне дня для следующего заседания назначенного, дабы можно еще было, в случае надобности, собрать справки или приготовить объяснения.
5. Особое мнение прочитывается в совете после проекта журнала, к коему оно относится, но прежде его подписания.
6. По прочтении особого мнения, председатель предлагает вопрос: признает ли за сим Государственный Совет нужным обратиться к новому о деле суждению.
7. Если большинство голосов отзовется утвердительно (п.6), то открывается новое совещание и проект журнала изменяется или дополняется тем, что будет снова постановлено.
8. Если напротив, большинство голосов отзовется отрицательно, то каждому члену, который пожелал присоединиться к особому мнению, сие представляется, не стесняясь прежде объявленным заключением; но самый журнал предшедшего заседания дополняется только тем, что Государственный Совет, по выслушании особого мнения, таким-то членом представленного, не убедился в надобности приступить к новому о деле суждению, а столько-то, членов (если есть) согласились с тем мнением. Засим никакое уже новое мнение по предмету бывшего суждения не приемлется, а выслушанное в совете особое мнение представляется на Высочайшее усмотрение в списке, при мемории совета.
9. Особое мнение, по которому совет не признал за нужное возобновить суждений о деле, не иначе может впоследствии поступить к его соображению, как в том случае, если бы Государь Император за благо признать изволил повелеть совету рассмотреть вновь дело, не стесняясь прежним решением (ст.81).
 160. При конце заседания, председатель, или от лица его государственный секретарь, возвещает предметы будущего собрания (ст.82).
 161. Журналы в Общем Собрании совета суть двояки. В первый журнал вносятся все постановления, Высочайше утвержденные, и другие Высочайшие повеления, совету предъявленные. Он составляется по истечении каждой трети года и подписывается одним председателем и государственным секретарем. Журналы второго рода суть особые по каждому заседанию и в них означаются положения совета по делам, уважению его представленным. Сии журналы подписываются председателем и всеми членами собрания, в обсуждении дела участвовавшими. Сперва подписывают оные члены совета, по старшинству их чинов, а затем государственные гласные, если по роду дел они в обсуждении их участвовали. Журналы скрепляются государственным секретарем (ст.88 изм.).
 162. Журналы второго рода составляются отдельно по каждому делу, не сливая одного с другим. Для хранения, каждый подписанный журнал Общего Собрания присоединяется к тому, в коем изображено мнение департамента или съезда государственных гласных (ст.84 изм.).
 163. В случае разногласия, при внесении в журналы, по порядку в  159 предписанному, двух только мнений означаются (на поле) имена членов, к тому или другому присоединившихся, и таким же образом означаются члены, подавшие особое мнение, равно как и те, кои с ним согласились (ст.85).
 164. Заключение в журнале Общего Собрания, если оно содержит в себе не одно безусловное утверждение заключения департамента, излагается так точно, как оно должно перейти потом в окончательное исполнение. То же самое соблюдается в отношении к заключениям съезда гласных. При разных мнениях, к каждому также должно быть присовокуплено положительное заключение, дабы в случае Высочайшего утверждения одного из них, заключение сие могло быть перенесено в исполнительную бумагу в том же самом виде, в каком находилось в журнале (ст.86 дополн.).
 165. Журналы Общего Собрания не должны быть рассылаемы для подписания по домам: члены, которые по каким-либо законным причинам не могли присутствовать в день подписания журналов, подписывают их в одно из следующих затем заседаний, но в таком случае никаких уже возражений против существа или редакции тех журналов от них не приемлются (ст.87).
 166. В Государственной канцелярии содержится особая ведомость всем делам, поступившим на рассмотрение Государственного Совета. В ведомости обозначается, в особых графах, когда дело поступило, когда передано в подлежащий департамент или съезду гласных и когда их них возвращено. В дни Общих Собраний ведомость должна находиться на столе государственного секретаря, и каждый из членов Государственного Совета имеет право оную просматривать.

Глава IV
Пространство власти и образ действия Государственного Совета

      167. Все законы, уставы и учреждения в первообразных их начертаниях (с изъятиями, выше в  49 постановленными) предлагаются и рассматриваются в Государственном Совете и потом, действием Самодержавной власти, поступают к предназначенному им совершению (ст.88).
 168. Государственный Совет, в делах, ему предлагаемых, пользуясь всею свободой мнений, обязан со всею точностью вникать в силу вопросов, не удаляться от существа их и, не предаваясь влечению посторонних и неопределенных мыслей, основывать свое заключение на суждениях положительных (ст.89).
 169. Мнение Государственного Совета вообще всегда должно содержать в себе определенное заключение по делу бывшему предметом суждения; иначе оно не может быть поднесено на Высочайшее усмотрение. Посему, когда в делах уголовных, по особым уважениям, признано будет возможным облегчить участь осуждаемого, тогда мера облегчения должна быть определяема в самом мнении совета; без положительного же означения сей меры, Монаршее снисхождение не испрашивается (ст.91).
 170. Когда Государственный Совет усматривает, что в деле, из Сената поступившем, есть такие документы, кои вовсе не были в виду оного при решении дела, то Совет может таковое дело обратить в Сенат к новому рассмотрению и решению (ст.92 изм.).
 171. Кроме предметов, выше в  77 и 78 исчисленных, все прочие решения Государственного Совета приводятся в исполнение не иначе, как по Высочайшем их утверждении (ст.93).
 172. Собственноручному Высочайшему утверждению подлежат следующие дела:
1. Всякий новый закон, устав или учреждение (не разумея однако под сим пояснения или пополнения существующих узаконений).
2. Установление налогов, или уничтожение оных.
3. Возведение в дворянское достоинство, подтверждение в сем достоинстве по доказательствам происхождения, лишение оного и лишение классных и офицерских чинов за преступления.
4. Новые (постоянные) штаты разных управлений и ведомств.
5. Мнение Совета по росписи государственных доходов и расходов.
6. Отчуждение частной собственности на государственное или общественное употребление (ст.94 изм.).
 173. Все прочие дела. Государственным Советом решенные, по предварительном, о них в порядке следующею за сим главою установленном докладе Императорскому Величеству, приводятся в исполнение по объявляемым Председателем Совета Высочайшим повелениям (ст.95).
 174. Председатель и Члены Государственного Совета не могут принимать прошений и дополнительных документов или актов, по делам, в Совет поступающим, и предлагать их в каком бы то ни было виде Совету (ст.96 изм.).
 175. Никакое дело. Совету предложенное, не может быть сообщено вне оного без особенного на то Высочайшего дозволения; но каждый Член может истребовать дело для особенного прочтения в самом Совете (ст.97).
 176. В случае продолжительного и дальнего отсутствия Императорского Величества, Государственный Совет уполномочивается действовать с тою властью, какая на сей случай присвоена ему будет. Степень и пределы сей власти определяются каждый раз особым Высочайшим повелением (ст.98).

Глава V
Порядок и представление дел на Высочайшее усмотрение

      177. Положения Государственного Совета представляются па Высочайшее усмотрение Государственным Секретарем или в мемориях Общих Собраний или в мемориях Департаментов (ст.99).
 178. Мемория Общего Собрания составляется по каждому заседанию отдельно и содержит в себе: а) означение лица председательствовавшего и числа присутствовавших Членов; б) поименное означение Членов Государственного Совета неприсутствовавших, с показанием против каждого причин; в) сущность предложенных Совету Высочайших повелений, когда таковые есть; г) перечневое означение числа подписанных в том заседании журналов; наконец д) содержание выслушанных дел, с заключением по оным Департаментов, Съезда Государственных Гласных, когда дело было в его рассмотрении и Общего Собрания Совета (ст.100 доп.).
 179. Содержание выслушанных дел излагается в возможной краткости, но таким образом, чтобы оно представляло полное и ясное обозрение всех обстоятельств, подлежащих суждению и решению (ст.101).
 180. В случае разногласия, разные мнения прописываются в мемории в тех самых выражениях, в которых они занесены в журнал. Особые мнения прилагаются.
 181. Мемория Общего Собрания составляется по данной форме и подносится на Высочайшее усмотрение в установленный срок, за подписанием Председателя Государственного Совета, Председателей Департаментов и Государственного Секретаря. К этим подписям присоединяется подпись Председателя Съезда Гласных, если дело было в его рассмотрении (ст.102 доп.).
 182. Если в котором либо заседании Председатель Государственного Совета не присутствовал, то мемория подписывается, во главе прочих, лицом, занимавшим его место (ст.103 доп.).
 183. Мемории Департаментов составляются по мере окончания в них дел, не подлежащих переносу в Общее Собрание и представляются на Высочайшее усмотрение по мере подписания журналов (ст.104).
 184. Мемории Департаментов также составляются по данной для них форме и также подписываются Председателем Государственного Совета, или заступающим его место, всеми Членами подлежащего Департамента и Государственным Секретарем; но в них не помещается ничего иного, кроме содержания решенных дел, с последовавшими в Департаментах заключениями (ст.105 доп.).
 185. Все положения, уставы и учреждения, в Государственном Совете рассмотренные и представляемые, при мемориях оного, на Высочайшее утверждение, подписываются Председателем Совета (ст.106 изм.).
 186. В каждом новом уставе, положении или отдельном узаконении должны быть означаемы статьи Свода Законов, которые оным изменяются или вовсе отменяются (ст.107).

Глава VI
Образ исполнения дел по Государственному Совету

      187. Все предметы, содержащие в себе закон, устав или учреждение, излагаются в виде Манифестов, указов и пр. по существующим на то общим формам, за собственноручным подписанием или утверждением Императорского Величества (ст.108).
 188. Положения по прочим делам, требующим собственноручного Высочайшего утверждения, ежели заключение Государственного Совета единогласно или Государь Император изволит принять заключение большинства, излагаются в виде мнений, по следующей форме:
Мнение Государственного Совета
1. Существо дела, весьма кратко, в виде оглавления или вопроса.
2. Уважения, Советом принятые, если нужно сделать оные общеизвестными.
3. Решение буквально, как оно изложено в журналах.
Подпись Председателя Государственного Совета (ст.109 и прим.).
 189. Высочайшее собственноручное утверждение на таковых мнениях ( 188) излагаются словами: "Быть по сему" (ст.110).
 190. Государственный Секретарь постановляет место и время утверждения. На списке подписывается.
С подлинным верно: Государственный Секретарь. Поверял: Статс-Секретарь (того Департамента, по которому дело, или Главного Комитета по устройству сельского сословия, или Комитетов Сибирского и Кавказского ( 200), или Съезда Государственных Гласных, по принадлежности (ст.111 доп.).
 191. Если напротив, по делам, требующим собственноручного высочайшего утверждения, при происшедшем в Совете разногласии. Государь Император изволит принять заключение меньшего числа голосов, или по предмету сего же рода, единогласно, или с разногласием в Совете решенному, постановить особенную резолюцию, - то исполнение совершается именным указом, в следующей форме.
По возникшему в Правительствующем Сенате (или в таком то Министерстве) сомнению (или вопросу) о том то (или: рассмотрев поднесенный Нам от Правительствующего Сената доклад, по такому то делу, либо разногласие, последовавшее в Правительствующем Сенате по такому то делу), рассмотрев последовавшее в Государственном Совете заключение (или разные мнения) и уважить то и то (здесь приводятся уважения, соответствующие решению) Повелеваем: (тут обозначаются слова того мнения, которое Государь Император утвердить изволит, или которое, по особой редакции, удостоено Высочайшего одобрения (ст.112).
 192. По всем прочим делам, не требующим собственноручного Высочайшего утверждения, исполнение на основании  173, совершается в виде объявляемых Председателем Государственного Совета Высочайших повелений (ст.113).
 193. Если дело сего рода ( 193*(3)) решено в Государственном Совете единогласно, то исполнение имеет следующую форму:
Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании (или в таком то Департаменте) Государственного Совета, по делу о том то, или о таком то, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить. Подпись Председателя; месяц, число и год, когда им подписано исполнение.

 Выписано из журналов такого то  Мнение Государственного Совета.


или таких то Департаментов и (Оно выписывается из журналов


Общего Собрание. Департаментов и общего Собрания).


Число, месяц и год. Подлинное мнение подписано в журналах


N (по кн. исход.). Председателями и Членами.

     С подлинным верно: Государственный Секретарь. Поверял: Статс-Секретарь (подлежащего Департамента) (ст.114).

      194. Сию же самую форму имеет исполнение и в том случае, когда, при происшедшем в Совете разногласии. Государь Император изволит утвердить мнение большинства голосов (ст.115).
 195. Но ежели по делу сего рода Государь Император Соизволит принять мнение меньшего числа голосов, или по предмету, единогласно или с разногласием в Совете решенному, постановить особенную резолюцию, то Высочайшее повеление излагается в объявленном указе следующим образом:
Его Императорское Величество, рассмотрев последовавшее в Государственном Совете заключение (или разные мнения) по такому то делу или вопросу, и уважив то и то (т. е. обстоятельства, на коих основывается Высочайшее повеление), Высочайше повелеть соизволил: (здесь прописывается решение так, как сказано выше об Именных Указах).

     Подпись Председателя; месяц, число и год, когда им подписано исполнение (ст.116).

      196. Высочайшие повеления, собственно к Государственному Совету относящиеся, об определении его Членов и высших чинов Государственной Канцелярии, имеют следующий вид:
Государственному Совету.
Такому-то повелеваем присутствовать в Государственном Совете по такому то Департаменту.

     Высочайшее Имя (ст.117).

      197. Когда предлагаются на уважение Совета какие либо особенные Высочайшие примечания, или объявляется ему Высочайшая Воля, не требующая подписного указа. Высочайшее повеление имеет следующий вид:
Его Императорское Величество, уважив ... предлагает Государственному Совету обратить внимание на следующие предметы ... или: Высочайше повелеть изволил то и то ....

     Подпись Председателя Государственного Совета (ст.118).

      198. Словесные Высочайшие повеления объявляются Государственному Совету всегда Председателем оного. В Департаментах Совета то же право принадлежит их Председателям, Государственный Секретарь, для объявления сего, сообщает оные письменно по принадлежности (ст.119).

Глава VII
Особые правила о делах, вносимых в Государственный Совет из Комитетов Кавказского, Сибирского, Остзейского и Главного Комитета для устройства сельского состояния

      199. Дела, производящиеся в Главном Комитете для устройства сельского состояния и Комитетах Кавказском, Сибирском и Остзейском, разделяются на два разряда; К первому принадлежат дела законодательные, а ко второму дела исполнительные. (Ср. Высоч. ук. об учр. Гл. Ком. 19 февраля 1861 п.14).
 200. Дела законодательные из означенных в  199 Комитетов должны поступать на рассмотрение Государственного Совета. Для успешнейшего движения сих дел Комитеты рассматривают подобные дела на том основании, как рассматриваются оные в Департаментах Государственного Совета. Если дело, обсуждаемое в Комитете, по существу своему требует совокупного рассмотрения не только Комитета, но и одного из Департаментов Совета, то в сих случаях составляется соединенное присутствие Комитета и подлежащего Департамента. Все вообще дела законодательные, по предварительном их рассмотрении в Комитетах, вносятся в журналах оных, чрез Председательствующих, или с их разрешения чрез Государственного Секретаря, прямо в Общее Собрание Государственного Совета, как вносятся туда дела Департаментов Совета. В дальнейшем движении сих дел соблюдаются правила, вообще по делопроизводству Государственного Совета наблюдаемые. (Там же, п.15 доп.).
201. По делам исполнительным, требующим скорого рассмотрения и разрешения, Комитеты руководствуются формами и правилами, наблюдаемыми в Комитете Министров. (Там же, п.16 изм.).

     Приложение к  21-му Проекта

Росписание государственных гласных

 I. От губерний, на которые распространяется Положение о


Земских Учреждениях.


Губернии: Число гласных


1. Архангельская и Астраханская, - по одному: 2


2. Виленская, Витебская, Вологодская, Волынская. 60


Вятская, Гродненская, Екатеринославская, Казанская,


Калужская, Киевская, Ковенская, Костромская, Минская,


Могилевская, Новгородская, Олонецкая, Оренбургская,


Подольская, Псковская, Рязанская, Самарская,


С.-Петербургская, Симбирская, Смоленская, Таврическая,


Тверская, Тульская, Херсонская, Ярославская и


Бессарабская область, - по два:


3. Владимирская, Воронежская. Курская, Московская, 39


Нижегородская, Орловская, Пензенская, Пермская,


Полтавская, Саратовская, Тамбовская, Харьковская и


Черниговская, - по три:


Итого 101


II. От столиц и других городов.


1. С.-Петербург и Москва, - по три: 6


2. Одесса, Рига, Киев, Новгород, Псков, Архангельск, 11


Астрахань, Харьков, Саратов, Казань, Вильно, - по


одному:


3. От Азовских портовых городов, - один: 1


Итого 18


III. От частей Империи, на которые не распространяется


Положение о Земских Учреждениях.


1. Прибалтийские губернии, Эстляндская, Лифляндская и 6


Курляндская, - по два


2. Земли Войска Донского - два 2


3. От прочих казачьих войск, кроме Сибири и Кавказа - 3


три


4. От Западной Сибири 4


5. От Восточной Сибири 5


6. От Кавказского Наместничества - 12


Итого 32


Итого вообще 151


Примечание 1. Если прибавить по одному гласному на 1


губернии: Волынскую, Екатеринославскую, Калужскую,


Киевскую, Ковенскую, Новгородскую, Подольскую,


Рязанскую. Самарскую, Симбирскую, Смоленскую, Тверскую,


Тульскую, Херсонскую и Ярославскую так чтобы на каждую


причиталось три Гласных, вместо двух и затем прибавить


по одному же Гласному на губернии: Воронежскую,


Московскую, Полтавскую, Саратовскую, Тамбовскую, и


Харьковскую так чтобы на каждую причиталось по четыре,


вместо трех,


общий итог увеличится 22-мя и составит 173


Примечание 2. Если включить в число городов, от которых 177


назначаются Гласные, Нижний Новгород, Полтаву, Тулу и


Ярославль, общий итог будет


Примечание 3. Число гласных, назначаемых от


Правительства на основании 20 Проекта, может


простираться:


1. По проектированному расписанию - до 30


II. В случае увеличения числа Гласных сообразно с 35


примечаниями 1-м и 2-м


Полный состав съезда Гласных может простираться:


в первом случае - до 181


во втором случае - до 212

Записка Великого Князя Константина Николаевича*(4)
(редакция 1880 года)

     Испытанная веками, непоколебимая преданность Русского народа Венценосным его Вождям - не подлежит сомнению. В среде людей благомыслящих, составляющих, к счастью огромное большинство населения, преданность эта могла только усилиться в нынешнее Царствование, являющее собою редкий во всемирных летописях пример постоянного и несослабного стремления Монарха к дарованию по[д]данным всех тех прав и льгот, которые совместимы с современным состоянием народного развития.
И, несмотря на то, в различных слоях нашего общества, наряду с беспредельною любовью к Священной Особе Его Императорского Величества, замечается, к прискорбию, некоторое недовольство. Хотя оно и не высказывается открыто, тем не менее недовольство это несомненно существует, проявляясь и в речах, произносимых в общественных и сословных собраниях, в печати и, особенно, в частных беседах. Скрывать от себя такое настроение общества было бы неблагоразумно. Напротив того, необходимо обратить на него особое внимание, исследовать его причины и, изыскав средства к предотвращению дальнейшего развития такого явления, столь у нас ненормального, принять меры к удовлетворению тех желаний общества, которые окажутся разумными и справедливыми.
Задача эта весьма сложная и трудная, а удовлетворительное разрешение ее во всем объеме потребовало бы многосторонних предварительных соображений. В виду этого, не вдаваясь здесь в подробное обсуждение причин замечаемого недовольства и средств к его устранению, я в то же время, как Председатель Государственного Совета, считая священным верноподданническим долгом откровенно выразить мысли мои относительно той собственно стороны предмета, которая имеет непосредственную связь с деятельностью законодательною.
Оставляя в стороне безумные мечтания людей крайних, помышляющих о совершенном перевороте государственного нашего строя или по крайней мере об ограничении Самодержавия, без которого Россия в настоящее время, по глубокому моему убеждению, была бы на краю гибели, - я признаю необходимость остановиться на суждениях большинства мыслящих людей, которое, хотя и порицает многие из существующих у нас порядков, но в то же время состоит из лиц, вообще умеренных и преданных Правительству. При всем разнообразии этих суждений, в них преобладает в сущности одна и та же мысль: "до государя правда не доходит; администрация и бюрократии нами завладели; чиновничество стоит неодолимою стеною между государем и Его Россиею; государь окружен опричниками" и т.п. Везде повторяется, в различных только выражениях, одно и то же сетование: "до Государя правда не доходит".
В сетовании этом, как мне кажется, обнаруживается то истинно серьезное желание, которое может и должно быть удовлетворено.
Но как исполнить это.
Прежде всего необходимо, по моему мнению, держаться того основного взгляда, что заботливое применение и дальнейшее развитие добрых начал, существующих уже в отечественном законодательстве, должно быть безусловно предпочитаемо заимствованию иностранного, не всегда соответствующего нашим потребностям. Этим путем, я уверен, представлялось бы возможным достигнуть желаемой цели, без малейшего прикосновения к священным правам Самодержавия.
В действующих наших законах есть уже три весьма важных постановления, которые требуют некоторого лишь обобщения и развития:
Во 1-х, наше законодательство дарует сословиям и обществам (дворянству уже около столетия) такое право, которое в иностранных государствах приобреталось потоками крови, которое там считается первым и самым важным залогом политической свободы и которое, между тем, у нас не довольно высоко цениться, а в иных случаях и забывается: это - Ie droit de petition, право заявления своих нужд, принадлежащее дворянству за силою статьи 142-й т. IX зак. о сост. и С.распространенное впоследствии, как на земские собрания (т.II общ. учр. губ., ст.1818, п.12), так и на городские думы (там же, ст.1949, п.5).
Затем во 2-х, дворянство имеет право выбирать депутатов, представляемых каждым уездом на случай вызова их Правительством для объяснения ходатайств дворянства (т. IX, зак. о сост., ст.144). Это последнее право, благодаря бюрократическим приемам нашей администрации, оставалось в законе мертвою буквою. Между тем, в случае действительного исполнения мудрой мысли законодателя, начертавшего приведенное важное правило, трудная задача государственного управления намного облегчилась бы, так как Правительству представилась бы возможность узнавать обстоятельно истинные причины, вызывающие то или другое ходатайство, которые не всегда излагаются с подлежащей ясностью и полнотою.
Наконец, в 3-х, на основании статьи 12 учреждения Государственного Совета, в Департаменты оного, по усмотрению их могут быть приглашаемы к совещанию и лица посторонние, от коих, по существу дела, можно ожидать полезных объяснений. На практике правило это применяется довольно часто; но, очевидно, что Государственный Совет может приглашать в свои заседания лишь лиц, находящихся на жительстве в С.-Петербурге и следовательно, мало знакомых с современными потребностями большей части местностей обширного нашего отечества, которые находятся в условиях, вовсе не соответствующих строю столичной жизни и при том крайне разнообразных. В виду этого, в исключительных случаях, по делам особой важности, испрашиваемо было Высочайшее соизволение на вызов в Государственный Совет или же в различные подготовительные коммисии земских, городских или сословных должностных лиц из разных частей Империи. Выслушание приглашенных таким образом экспертов приносило, большею частию, несомненную пользу в том отношении, что предоставляло Правительству возможность сообразить предположения кабинетные, иногда отвлеченные, с действительными потребностями русской жизни.
Исходя из приведенных трех существующих уже в нашем законодательстве начал, и признавая необходимым несколько развить их, придав им значение более общее, я предложил бы воспользоваться ими для созыва, по мере надобности, при Государственном Совете, Совещательного собрания из экспертов или гласных, особо избираемых для сего губернскими земскими собраниями и городскими думами наиболее значительных городов. Собранию этому я полагал бы поручить, на основании проектируемых мною подробных правил, предварительное рассмотрение законодательных предположений, требующих ближайшего соображения с местными потребностями, а также предварительное обсуждение ходатайств земских и дворянских собраний и городских дум.
Основная мысль этого предположения, представленная мною Государю Императору несколько лет тому назад, и которое соглашено теперь, по указанием моим, с нынешним состоянием нашего законодательства, была, его Высочайшей воле, предварительно обсуждаема, в январе месяце нынешнего года, в Особом Совещании из лиц, указанных Его Величеством, - преимущественно с той точки зрения, не следует ли воспользоваться проектированными мною правилами для издания их, при особом Высочайшем манифесте или указе, в торжественный день двадцатилетия Царствования Его Императорского Величества.
В отношении к этому вопросу и вообще по существу проектированных мер, в Особом Совещании было высказано, между прочим следующее:
1) что издание предположенного мною узаконения в торжественный день 25-тилетия благополучного Царствования Государя Императора придало бы ему значение несравненно большее, чем оно имеет в действительности. Общество приняло бы его за дар или за уступку со стороны Верховной Власти и было бы впоследствии разочаровано, когда убедилось бы, что изданный манифест или указ не имеет значения конституционного;
2) что если рассматривать проектированные мною меры не в смысле дара или уступки, а в виде мероприятия вообще полезного и имеющего способствовать более правильному и успешному обсуждению законодательных предположений, - то и эта цель едва ли будет достигнута. Весьма вероятно, что избрания в гласные будут домогаться и в действительности нередко достигать - не одни люди серьезные, знающие потребности своей местности, а наряду с ними и пустые болтуны, преимущественно адвокаты, которые будут заботиться не столько о пользе общей, сколько о приобретении себе популярности, возвышения или иной выгоды;
3) что созыв многочисленного собрания гласных, которые легко поддадутся влиянию печати, может создать для Правительства большие затруднения искусственным составлением опасной оппозиции;
наконец 4) что у нас Правительство стоит неизмеримо выше каких бы то ни было местных представителей. Вследствие того, оно не нуждается в проверке своих предположений и взглядов воззрениями людей, живущих в малых городах или уездах, а потому несравненно менее образованных и развитых. Если же, по каким либо другим, более важным соображением, Верховною Властью признано будет уместным и нужным призвать представителей общества к участию в обсуждении законодательных дел, то к важной этой мере следует приступить не путем некоторого лишь развития и обобщения начал, существующих в нашем собственно законодательстве, но путем усвоения нами, хотя быть может и не вдруг, а постепенно, общих конституционных порядков, составляющих достояние всего образованного мира.
Приведенные соображения требуют некоторых, с моей стороны, объяснений.
I. Что касается неудобства издать проектированные мною меры в торжественный для России день 19 февраля 1880 г. (чего, впрочем, мною и не было предполагаемо), то я вполне согласился в заседании с правильностью высказанных по этому вопросу соображений. Считая свой проект не таким актом внутренней политики Государства, который предназначен быть бы произвести впечатление на умы в том или другом смысле, а делом несравненно более скромным, полезным собственно в практическом отношении, я не встретил препятствия отложить дальнейшее движение проекта, сохранив за собою право представить его вновь на Высочайшее благоусмотрение Государя Императора, когда это окажется своевременным.
II. Переходя к другим замечаниям, заявленным в Особом Совещании, и оставаясь по существу предмета при прежних моих убеждениях, я не могу тем не менее не признать, что опасение насчет возможности выбора в гласные адвокатов имеет действительное основание. Между тем, избрание таких лиц было, и по моему мнению, нежелательно. Посему, вполне присоединяясь к основной мысли сделанного в этом отношении заявления, я признал необходимым дополнить первоначальный мой проект правилом о том, что в гласные не могут быть избираемы присяжные поверенные, их помощники и ходатаи по судебным делам.
Устранению праздной болтовни будет отчасти способствовать и другое предполагаемое мною ныне постановление, по которому журналы совещательного собрания должны быть составляемы не Государственной Канцелярией, а самими гласными, избираемыми для сего собранием. При возлагаемой на них таким образом обязанности изложить в письме все заявленные в собрании соображения, гласные единственно будут заниматься по преимуществу самым делом, воздерживаясь от суждений прямо к нему не идущих.
Независимо от упомянутого выше недопущения в состав совещательного собрания адвокатов, я нахожу нужным воспретить избрание в гласные также и лиц, состоящих на государственной службе по определению от правительства. К этому побуждает меня следующее соображение. В состав совещательного собрания желательно привлекать людей, действительно знакомых на практике с местными потребностями различных частей государства, а отнюдь не чиновников, отзывы которых, в случае надобности, всегда могут быть истребованы их начальством. К тому же неудобно было бы, чтобы проекты, внесенные в Государственный Совет Министрами и Главноуправляющими, разбирались, хотя и предварительно, лицами, прямо им подчиненными.
III. Засим я, с моей стороны, вовсе не разделяю другого заявленного в Особом Совещании опасения, заключающегося в том, что созыв совещательного собрания гласных может создать для правительства большие затруднения.
Опасность подобного рода была бы, по моему мнению, возможна в том только случае, если бы собрание было весьма многочисленное, если бы в гласные допускались все без разбора, если бы заседания собрания были постоянные и притом публичные, наконец, если бы собрание было предоставлено самому себе, без всякого надзора со стороны Правительства.
Ничего подобного в проектируемых мною правилах не предполагается.
Относительно численного состава совещательного собрания, необходимо иметь в виду, что мною предположено избирать только по одному гласному от каждой губернии, где введены земские учреждения (35 губ.), и по одному же гласному от одиннадцати наиболее значительных городов: засим, хотя в проекте упоминается также об избрании гласных от губерний, в коих не введены еще земские учреждения, но это сделано главным образом для того, чтобы законом признано было в принципе право представительства за всеми, без изъятия, частями Империи, самый же вызов гласных от губерний не представляется безусловно необходимым на первое по крайней мере время. Посему порядок избрания их, ныне даже не предначертанный, предполагается определить впоследствии.
Таким образом, в первые годы действий проектированных мною мер полный состав совещательного собрания ни в коем случае не превышал бы 46 гласных (35 гласных от земских собраний и 11 гласных от городов). Но он может быть и менее. Из осторожности, особенно необходимой на первых порах, мною предполагается постановить, что гласные могут быть созываемы и не в полном составе, а от тех только губерний и городов, которые будут означены в Высочайшем указе о составе совещательного собрания. Вследствие сего. Правительство будет иметь возможность призывать, за один раз, не более например 30-ти или даже менее гласных. Кроме того, я признаю возможным, в случае оказавшейся на опыте особой необходимости, подразделять собрания на отделения, поручив каждому соображение различных дел. Таким образом, возникшая оппозиция могла бы быть тотчас же разъединена и обессилена. Благодаря всем этим предохранительным мерам, численный состав гласных, обсуждающих тот или другой проект или же то или другое ходатайство, может быть низведен до самых незначительных размеров.
С другой стороны, собрания не будут постоянные и не для рассмотрения всех вообще дел, а временные, на срок точно определенный Правительством, с указанием и самых дел, подлежащих обсуждению собрания. Возбуждать вопросы новые или вообще выходить из пределов предположенных вопросов - гласные не должны иметь права. Председательство в совещательном собрании возлагается на Членов Государственного Совета Высочайшею волею к сему призванных. В заседания собрания участвуют Министры и Главноуправляющие. Наконец, заседания предполагаются не публичные, причем доступ в оные разрешается только Членам Государственного Совета и весьма немногим из чинов Государственной Канцелярии.
С принятием всех этих мер предосторожности, совещательное собрание гласных очевидно не может представить ни малейшей опасности для Правительства. В связи с изложенным, считаю нужным остановиться еще на одном обстоятельстве, имеющем, по моему мнению, некоторую важность. В виду недопущения в число гласных адвокатов и лиц, состоящих на службе по определению от правительства, собрание будет состоять, по крайней мере, в большинстве случаев, из лиц действительно представляющих местные интересы уездов и городов. Трудно предполагать, чтобы такие люди легко поддавались влиянию неблагонамеренных органов печати. Но если бы это иногда и случалось, то с другой стороны, вызванные в столицу гласные, без сомнения будут весьма нередко приходить в соприкосновение с лицами правительственными, будут объясняться по делам своей местности, будут также беседовать с ними в частных собраниях. Таким образом, они близко ознакомятся с правительственными деятелями, оценят их и усвоят себе многое, до того времени им неизвестное и непонятное. Такое сближение и обмен мыслей будут во всех отношениях благодетельны, так как и деятели правительственные, в свою очередь, узнают об уездной жизни многое, чего не могут они знать из деловых бумаг и оффициальных сношений.
IV. Остается рассмотреть еще одно из заявленных в Особом Совещании возражений, именно то, в котором подвергается сомнению самая польза предлагаемых мною мер.
Нисколько не отрицая, и с своей стороны, справедливости того, что не только все первостепенные должностные лица, но и ближайшие их сотрудники большею частью обладают у нас образованием высшим, нежели лица, постоянно живущие в уездах, - я нахожу однако, что из сего нельзя еще выводить заключение о бесполезности проверки составляемых в Министерствах законодательных предположений отзывами людей практических. Вопрос заключается не в превосходстве одних воззрений над другими (я совершенно убежден, что проекты, составленные местными исключительно деятелями, были бы во многих отношениях менее удовлетворительны, в сравнении с предначертаниями Министерств) - в том, что предположения законодательные должны быть подвергаемы соображению возможно многостороннему, т. е. не только с точки зрения высших государственных или научных начал, но также и со стороны возможности и удобства действительного их применения в той или другой местности. В этом отношении лица, служащие в центральных управлениях, живущие постоянно в столице и обремененные массою текущих письменных дел, не всегда имеют вполне достаточные сведения. По сей причине предположения Министерств, хотя и превосходно иногда разработанные с теоретической собственно стороны, нередко расходятся с потребностями действительной жизни и далеко не приносят той пользы, которой желает Правительство.
Такой взгляд на необходимость соображения законодательных дел при участии местных деятелей в сущности уже усвоен нашим Правительством, так как все важнейшие законодательные акты, составляющие славу нынешнего Царствования, были обсуждаемы Государственным Советом по предварительном рассмотрении их при участии местных деятелей. Достаточно указать на положение о крестьянах 19 февраля 1861 года, на положение о земских учреждениях, на уставы судебные, на городовое положение 1870 года и на устав о воинской повинности. Все эти законы привились к жизни и потребовали до сих пор весьма немногих в них изменений. Напротив того, узаконения, не соображенные предварительно с практической стороны, нередко оказывались, в действительном применении их, неудовлетворительными. Иногда они оставались мертвою буквою, в иных случаях требовали частых изменений и дополнений, несогласных даже с основною мыслью изданного закона, иногда же приносили положительный вред. В виде примера узаконений неудавшихся, можно указать на нотариальное положение 1865 года, которое, как неоднократно заявляемо было Министерством Юстиции, постоянно возбуждает неудовольствие вследствие чрезвычайной затруднительности предписанного им порядка совершения актов на недвижимые имущества, особенно ощутительной по отношению к имуществам малоценным. Нельзя также не упомянуть о законе 1 июня 1865 года, по коему людям, исключенным из среды городских и сельских обществ, предоставлено было право приискивать себе, в течение нескольких месяцев, другие места приписки и водворения. По издании этого закона, до такой степени увеличилось число бродяг и совершаемых ими преступлений разного рода, что оказалось необходимым немедленно приостановить его действие в административном порядке. Явления подобного рода, в высшей степени прискорбные, наносят существенный ущерб достоинству и авторитету Правительства. Между тем, нельзя сказать, чтобы проекты обоих упомянутых узаконений составлены были неудовлетворительно. И тот и другой составлялись лицами весьма даровитыми, образованными, заслуженными и уважаемыми; затем проекты эти рассматривались коллегиально и посылались на заключение различных ведомств- Одним словом, сделано было все, что только возможно в порядке бюрократическом. Единственный пробел при разработке проектов заключался в том, что кабинетные труды не были проверены с точки зрения условий потребностей местных.
В Особом Совещании, при предварительном обсуждении вопроса о пользе участия людей практических в соображении законодательных мер, было указываемо между прочим на то, что эксперты, вызванные в Государственный Совет 1863 году по проекту положения о земских учреждениях, принесли мало пользы. Безусловно согласиться с этим нельзя, так как многие статьи проекта были исправлены в подробностях по замечаниям приглашенных лиц. Но если участие экспертов в этом важном деле и не принесло всей той пользы, которой следовало ожидать, то это зависело, по моему мнению, главным образом от не вполне удачного выбора экспертов: приглашены были только столичные губернские предводители дворянства и столичные же городские головы, т. е. лица, весьма мало знакомые с уездною жизнью. Как известно, городское положение 1870 года, предварительно соображенное при участии довольно значительного числа лиц, вызванных из разных местностей Империи, и исправленное по их указанием, вышло во многих отношениях несравненно совершеннее положения о земских учреждениях.
И так, выслушание людей практических оказывается вообще полезным. При всем том, нельзя не сознаться, что соблюдавшийся у нас до сих пор порядок выборов экспертов едва ли может быть признаваем вполне удовлетворительным. Назначение их Правительством по спискам предводителей дворянства, председателей земских управ и городских голов - далеко не соответствует истинной пользе. Избирающим экспертов центральным управлениям призываемые лица бывают вообще мало известны, почему и самый выбор их бывает не всегда удачен. Можно весьма добросовестно исполнять обязанности предводителя, городского головы или председателя земской управы и в то же время не совмещать в себе тех условий, которые необходимы для основательного соображения важных законодательных мер.
Нужды и потребности населения могут быть с полным успехом заявляемы Правительству только людьми, избранными населением для этой именно цели. Согласно сему основному началу, мною предполагается, чтобы совещательное собрание состояло из лиц, избранных не правительством, а самими общественными учреждениями. В таком только случае будет устранено приведенное мною в начале настоящей записки, столь часто слышимое у нас, сетование на то, что "до Государя правда не доходит". При пополнении же собрания путем выборных, местные общественные органы будут, по всей вероятности, избирать в гласные людей наиболее способных, опытных и близко знающих потребности своей местности. При участии таких экспертов польза предварительного соображения законодательных дел может подлежать сомнению.
Как выше мною уже заявлено, развитие и постепенное усовершенствование существующего, по моему мнению, всегда лучше заимствования нового, неизведанного и, быть может, нам даже не вполне пригодного. Но кроме того, в случае введения у нас народного представительства по иностранному образцу, как бы осторожно не поступила Верховная Власть (не даровав, например, в начале собранию представителей решающего права голоса), невозможно было бы избегнуть при этом огромного числа гласных, как представителей интересов всех сколько нибудь крупных территориальных единиц, входящих в состав обширной Империи. С другой стороны, нельзя было бы обойтись и без некоторой торжественности всей внешней обстановки собрания; между прочим, торжественность эта обыкновенно порождает в представителях, особенно в странах, не свыкшихся еще с парламентскою деятельностью, стремление к произнесению блестящих речей и желание высказаться перед обществом и печатью резкою независимостью суждений и духом оппозиции. Сделанный Правительством, при таких условиях, первый шаг необходимо повлек бы за собою, в самом непродолжительном времени, второй, третий и последующие шаги, которые привели бы неминуемо к водворению полной конституции, столь нежелательной у нас в настоящую пору. Между тем, отступление было бы уже невозможным без возбуждения общего ропота и неудовольствия. Предлагаемая мною мера, не имеющая значения политического, не представляет подобной опасности. Способствуя более зрелому и многостороннему обсуждению законодательных дел, и принося таким образом значительную в практическом отношении пользу, она имела бы при этом, то весьма важное преимущество, что не обещало бы обществу слишком многого. Проектируемый мною закон, если бы он удостоился Высочайшего утверждения, ничем бы не стеснил Правительства, которое, по усмотрению своему, могло бы созывать гласных в том или другом числе, на тот или другой срок, для рассмотрения нескольких дел или одного только какого либо проекта, а в случае неудачи, всегда и везде возможной, - и вовсе воздержаться на некоторое время от созыва совещательного собрания: одним словом. Правительство, не приняв на себя никакого обязательства перед страною, предоставило бы себе только возможность советоваться, когда признает полезным и нужным, с людьми практическими, знающими истинные потребности населения-
В виду всех изложенных соображений, я признавал бы полезным постановить, в дополнение к учреждению Государственного Совета, прилагаемые при сем правила о "совещательном собрании гласных":
1. Для предварительного обсуждения законодательных предположений, требующих ближайшего соображения с местными потребностями, созывается, по мере надобности, Совещательное Собрание Гласных. Сему же собранию может быть поручаемо предварительное обсуждение ходатайств земских и дворянских собраний и городских дум (общ. учр. губ.. ст.1118, п.12, ст.1949, п.5, зак. о сост.ст.142).
2. Совещательное Собрание Гласных состоит при Государственном Совете. О созыве Собрания возвещается Именным Высочайшим указом на имя Совета, с указанием срока, на который Собрание созывается.
3. Собрание составляется из гласных, особо избранных для сего:
а) губернским и областным войска Донского земскими собраниями и
б) городскими думами городов: С.-Петербурга, Москвы, Одессы, Киева, Харькова, Риги, Казани, Кишинева, Саратова, Вильны и Тифлиса.
Примечание. Порядок выбора гласных от губерний, где не введены еще земские учреждения, будет определен особо.
4. Гласные избираются земскими собраниями и городскими думами из собственной их среды. От каждой губернии и от каждого из городов, поименованных в пункте б статьи 3-й. избирается по одному гласному.
5. В гласные не могут быть избираемы лица, состоящие на службе по определению от правительства, а равно присяжные поверенные, их помощники и поверенные по судебным делам.
6. О произведенном выборе земские собрания и городские думы сообщают губернатору, который, в случае несоответствия избранных лиц требованиям закона (ст.4 и 5), извещает о том собрание или думу, не позднее трех дней, для производства новых выборов.
7. Совещательное Собрание созывается, смотря по надобности, или в полном составе, означенном в ст.3, или же только из гласных от тех или других частей Империи. В сем последнем случае в Высочайшем указе о созыве Собрания означаются те губернии и города, из коих вызываются гласные.
8. Совещательное Собрание может быть подразделяемо, с Высочайшего разрешения, испрашиваемого Председателем Государственного Совета, на отделения для одновременного рассмотрения различных дел. В таком случае, к каждому отделению Собрания применяются правила, постановленные ниже в отношении к самому Собранию.
9. При каждом созыве Совещательного Собрания, для председательствования в нем, назначаются Высочайшею волею, из Членов Государственного Совета, Председатель и Вице-Председатель Собрания. Вице-Председатель, принимая постоянное участие в заседаниях Собрания, заступает место Председателя в случае болезни или отсутствия его.
10. Дела, подлежащие предварительному обсуждению Совещательного Собрания, определяются Высочайшими повелениями, испрашиваемыми Председателем Государственного Совета по предварительному соглашению с подлежащими Министрами и Главноуправляющими. Дела эти передаются Председателю Собрания Государственным Секретарем.
11. В заседаниях Совещательного Собрания принимают участие Министры и Главноуправляющие, до предметов ведомства коих относится рассматриваемое дело. При невозможности прибыть в заседание, они поручают представление Собранию нужных объяснений своим товарищам, директорам Департаментов или другим лицам, специально по делу сведущим.
12. При заседаниях Совещательного Собрания имеют право присутствовать Члены Государственного Совета, Государственный Секретарь и те чины Государственной Канцелярии, которых присутствие в заседании будет признано нужным Государственным Секретарем. По вопросам о ходатайствах земских и дворянских собраний и городских дум, при заседаниях Собрания имеет право присутствовать управляющий делами Комитета Министров.
13. Совещательному Собранию предоставляется, по делам сложным, избирать из своей среды подготовительные коммисии, заключения коих представляются Собранию.
14. Нужные Собранию сведения и справки доставляются Государственною Канцеляриею. Ею же удовлетворяются все потребности Собрания по переписке и печатанию бумаг, рассылке повесток и т.п.
15. Гласные, пользуясь свободою мнений, не должны однако выходить из пределов предложенного вопроса.
16. Соображения и заключения Совещательного Собрания излагаются в журнале, который составляется гласным-докладчиком, избираемым Собранием для каждого дела. В журнал вносятся и мнения лиц, не согласных с заключением, принятым по большинству голосов.
17. Журналы Совещательного Собрания передаются Председателем Собрания Государственному Секретарю. Те из них, которые относятся до предположений законодательных, вносятся в Государственный Совет; заключения же Собрания по ходатайствам земских и дворянских собраний и городских дум направляются в Комитет Министров.
18. К обсуждению в Департаментах Государственного Совета и в Комитете Министров дел, предварительно рассмотренных Совещательным Собранием, приглашаются Председатель и Вице-Председатель Собрания, а также гласный, бывший докладчиком по обсуждаемому делу. Сверх гласного-докладчика, в случае надобности, приглашаются для объяснений, как в заседания Департаментов и Комитета Министров, так и в Общее Собрание Государственного Совета, те из гласных, которые принимали наиболее деятельное участие в предварительном рассмотрении дел.
19*(5) Сущность объяснений приглашенных гласных записывается в журнал и включается в подносимые Государю Императору мемории Государственного Совета. При мемориях сих и журналах Комитета Министров представляются на Высочайшее воззрение и самые журналы Совещательного Собрания.

Всеподданнейший доклад гр. М.Т.Лорис-Меликова*(6)
(1881 год)

     В феврале минувшего года Вашему Императорскому Величеству благоугодно было возложить на меня обязанности по званию Главного Начальника Верховной Распорядительной Коммисии, учрежденной для охранения Государственного порядка и восстановления общественного спокойствия. Затем, в августе того же года по упразднению Верховной Распорядительной Коммисии Ваше Величество соизволили призвать меня к управлению Министерством Внутренних Дел, на попечении коего лежит поддержание внутреннего порядка в государстве. Возлагая на меня столь трудные обязанности, в тяжкую для России минуту, Ваше Величество соизволили преподать мне указания на необходимость, для успешного выполнения порученной мне задачи, принятия мер, направленных не только к строгому преследованию вредных проявлений социального учения и к твердому упрочению правительственной власти, временно поколебленной прискорбными событиями минувших лет, но, главным образом, и к возможному удовлетворению законных потребностей и нужд населения. Действуя с того времени в предуказанном мне Вашим Величеством направлении и являясь лишь неуклонным исполнителем намерений Ваших, Государь, могу засвидетельствовать ныне пред Вашим Величеством, что первые шаги по этому, предначертанному Высочайшею волею, пути принесли уже заметную пользу: постепенное возвращение государственной жизни к правильному ее течению удовлетворяет в значительной степени внутренним стремлениям благомыслящей части общества и укрепляет временно поколебленное доверие населения к силе и прочности правительственной власти в России. Объединение действий правительственных органов, охраняющих государственный и общественный порядок; облегчение участи административно высланных, особенно из среды учащейся молодежи; внесение более сердечного участия в руководство учебною частью в Империи; усиленное внимание правительства к местным земским нуждам в широком объеме, выразившееся, как в удовлетворении некоторых ходатайств, оставлявшихся прежде без движения, так и в назначении сенаторских ревизий с главнейшею целью изучения сих нужд; отмена ненавистного для народа соляного налога; предпринятый пересмотр неудовлетворяющего своей цели законодательства о печати, оказали и оказывают благотворное влияние на общество в смысле успокоения тревожного состояния оного и возбуждения верноподданнической готовности служить Вам, Государь, всеми своими силами для завершения великого дела государственных реформ предпринятого Вами с первых дней восшествия Вашего на Прародительский Престол.
Смею всеподданнейше доложить Вашему Императорскому Величеству, что, в видах полнейшего установления порядка, таким настроением необходимо воспользоваться. Великие реформы Царствования Вашего Величества, вследствие событий обусловленных совместными с ними, но не ими вызванными, проявлениями ложных социальных учений, представляются до сих пор отчасти не вполне согласованными между собою. Кроме того, многие первостепенной важности вопросы, давно уже предуказанные Державною волею остаются без движения в канцеляриях разных ведомств. Для закончания реформ и для разрешения стоящих на очереди вопросов, в центральных управлениях имеется уже много материалов, добытых опытом прошедших лет и приуготовительными работами. Сенаторские ревизии, имеющие главною своею целью исследование настоящего положения провинции и местных потребностей, должны внести богатый вклад в эти материалы и уяснить местными данными то направление, какое для успеха дела, необходимо будет дать предстоящим преобразовательным работам центральных учреждений; но и эти данные, при окончательной разработке их, несомненно окажутся недостаточными, без практических указаний людей, близко знакомых с местными условиями и потребностями.
В виду изложенного нельзя, по моему убеждению, не остановиться на мысли, что призвание общества к участию в разработке необходимых для настоящего времени мероприятий есть именно то средство, какое и полезно и необходимо для дальнейшей борьбы с крамолою. Существенно важным и подлежащим зрелому обсуждению представляется при этом лишь способ осуществления этой мысли.
Обращаясь к изысканию этого способа, обязываюсь прежде вновь выразить пред Вашим Императорским Величеством, что, по глубокому моему убеждению, для России немыслима никакая организация народного представительства в формах, заимствованных с Запада; формы эти не только чужды русскому народу, но могли бы даже поколебать все основные его политические воззрения и внести в них полную смуту, последствия коей трудно и предвидеть. Равным образом мне представляется далеко несвоевременным и высказываемое некоторыми приверженцами старинных форм Российского государства предположение о пользе образования у нас Земской Думы или Земского Сбора. Наше время настолько удалилось от периода указываемой старинной формы представительства, по изменившимся понятиям и взаимным отношением составных частей Русского Государства и современному географическому его очертанию, что простое воссоздание древнего представительства являлось бы трудно осуществимым и, во всяком случае, опасным опытом возвращения к прошедшему.
При таком воззрении на высказываемые в среде некоторой части общества мнения о необходимости прибегнуть к представительным формам, для поддержания порядка в России, и признавать, что мнения эти составляют лишь выражение созревшей потребности служить общественному делу, мне представляется наиболее практическим способом дать законный исход этой потребности в порядке испытанном уже, по мудрым указанием Вашего Величества, при разработке крестьянской реформы. Порядок этот следует, конечно, применить к потребностям и задачам настоящей минуты.
Исходя из этого основного начала и принимая во внимание, что на местах имеются ныне уже постоянные учреждения, способные представить сведения и заключения по вопросам, подлежащим обсуждению высшего правительства, мне казалось бы, что следует остановиться на учреждении в С.-Петербурге временных подготовительных коммисий, на подобие организованных в 1858 году редакционных коммисий, с тем, чтобы работы этих коммисий были подвергаемы рассмотрению с участием представителей от земства и некоторых значительнейших городов.
Состав таких подготовительных коммисий мог бы быть определяем каждый раз Высочайшим указанием из представителей центральных правительственных ведомств и приглашенных с Высочайшего соизволения, сведующих и благонадежных служащих и не служащих лиц, известных своими специальными трудами в науке или опытностью по той или другой отрасли Государственного Управления или народной жизни.
Председательство в коммисиях должно бы принадлежать особо назначенным, по Высочайшему доверию, лицам из числа высших государственных деятелей. В состав коммисий войдут и ревизующие Сенаторы, по окончании ими ревизий.
Число коммисий должно бы быть ограничено, на первое время двумя по главным отраслям, к которым могут быть отнесены предметы их занятий: административно-хозяйственные и финансовые. Каждая коммисия могла бы подразделяться на отделы или подкоммисии.
Круг занятий административно-хозяйственной коммисий могли бы составить нижеследующие предметы ведомства Министерства Внутренних Дел, одновременно или в последовательном порядке.
а) преобразование местного губернского управления в видах точного определения объема прав и обязанностей оного и приведение административных учреждений в надлежащее соответствие с учреждениями судебными и общественными и потребностями управления;
б) дополнение, по указаниям опыта, положений 19 февраля 1861 года и последующих по крестьянскому делу узаконений, соответственно выяснившимися потребностям крестьянского населения;
в) изыскание способов: 1) к скорейшему прекращению существующих до ныне обязательных сношений бывших крепостных крестьян к своим помещикам и 2) к облегчению выкупных крестьянских платежей в тех местностях, где опыт указал на крайнюю их обременительность;
г) пересмотр положений земского и городового в видах пополнения и исправления их по указаниям прошедшего времени;
д) организация продовольственных запасов и вообще системы народного продовольствия;
и е) меры к охранению скотоводства.
Предметы занятий финансовой коммисий (вопросы податной, паспортный и другие) подлежали бы определению Вашим Императорским Величеством по всеподданнейшему докладу Министерства Финансов, основанному на предварительном соглашении с Министерством Внутренних Дел, тем более, что многие из предметов ведомства обоих названных Министерств находятся в тесной между собою связи.
На обязанности коммисий лежало бы составление законопроектов в тех пределах, кои будут ей указаны Высочайшею волею.
Засим составленные подготовительными коммисиями законопроекты подлежали бы указанию Верховной Власти, предварительному внесению в Общую Коммисию, имеющую образоваться, под председательством особо назначенного Высочайшею волею лица, из председателей и членов подготовительных коммисий, с призывом выборных от губерний, в коих введено положение о земских учреждениях, а также от некоторых значительных городов, по два от каждой губернии и города; причем, в видах привлечения действительно полезных и сведующих лиц, губернским земским собраниям, и городским думам должно быть предоставлено право избирать таковых не только из среды гласных, но из других лиц, принадлежащих к населению губернии или города.
Из губерний, где земские учреждения еще не открыты, могли быть призваны лица, по указанию местной власти.
Для занятий общей Коммисии могло бы быть назначено крайним сроком не более двух месяцев.
Рассмотренные и одобренные или исправленные Общею Коммисиею законопроекты подлежали бы внесению в Государственный Совет, с заключением по оным министра, к ведомству коего относится предмет нового законопроекта, причем для облегчения Государственного Совета в предстоящих ему работах, быть может Вашему Величеству благоугодно будет повелеть призвать и в состав его, с правом голоса, несколько, от 10 до 15 представителей от общественных учреждений, обнаруживших особенные познания, опытность и выдающиеся способности
Работы не только подготовительных, но и Общей Коммисии должны бы иметь значение исключительно совещательное и ни в чем не изменяющее существующего ныне порядка возбуждения законодательных вопросов и рассмотрения их в Государственном Совете.
Установление изложенного выше и испытанное уже с успехом порядка предварительной разработки важнейших вопросов соприкасающихся к интересам народной жизни, не имеет ничего общего с западными конституционными формами. За Верховной властью сохраняется всецело и исключительно право возбуждения законодательных вопросов в то время и в тех пределах, какие Верховная власть признает за благо указать.
Приглашению членов, избираемых общественными учреждениями, будет предшествовать составление нового законопроекта подготовительными коммисиями из чинов правительственных, при участии лишь некоторых, особо известных правительству, посторонних лиц. Весь личный состав подготовительных коммисий войдет в состав общей Коммисии и будет разъяснять и поддерживать выработанные проекты. Эта обязанность будет лежать на председателях подготовительных коммисий, в качестве помощников председателя Общей Коммисии.
Самый состав Общей Коммисии будет каждый раз предуказываем Высочайшею волею, причем Коммисия будет получать право заниматься лишь предметами, представленными ее рассмотрению.
Но, предварительно приведения всех изложенных выше предположений в окончательное исполнение, мне казалось бы необходимым ныне же сделать распоряжение, чтобы имеющиеся в разных департаментах и других центральных учреждениях всех ведомств материалы, имеющие отношение к перечисленным выше вопросам, кои будут подлежать обсуждению подготовительных коммисий, были собраны, приведены в порядок и известную систему и сгруппированы по однородным предметам. Труд этот в каждом отдельном учреждении, должен быть возложен на наиболее способных и дельных чинов подлежащих ведомств; причем начальство этих ведомств может, буде пожелает, приглашать, для участия в таких приуготовительных работах, и посторонних лиц, кои своею опытностью и научными познаниями могли бы способствовать их успеху. На окончание этих работ должен быть назначен срок, совпадающий с окончанием сенаторских ревизий, причем каждому отдельному ведомству, независимо от собрания и группировки имеющихся в его ведении материалов, могло бы быть предоставлено передавать в подготовительные коммисий результаты своих трудов не только в виде сырых материалов, но и основанных на них формулированные предложения в форме проектов законоположений. По приблизительным соображениям такие приуготовительные работы, по разработке данных и материалов, как имеющихся в различных учреждениях, так и тех, кои доставлены будут ревизующими сенаторами, могут быть совершенно закончены к осени текущего года и переданы в подготовительные коммисий. По открытии тогда же в них занятий, деятельность их должна быть ведена с таким расчетом, чтобы созыв Общей Коммисии, с участием общественных представителей, мог последовать в начале будущего года, по окончании сессий губернских земских собраний.
Между тем такое учреждение может дать правильный исход заметному стремлению общественных сил к служению Престолу и Отечеству, неминуемо внесет в народную жизнь оживляющее начало и предоставит правительству возможность пользоваться опытностью местных деятелей ближе стоящих к народной жизни, нежели чиновники центральных управлений.
Соображения эти, в связи с возбужденными, в благомыслящей части общества, радостными ожиданиями дальнейшего развития великодушно предначертанных Вашим Императорским Величеством преобразований не могут не заслуживать самого серьезного внимания. Позволяю себе повергнуть пред Вами, Государь, глубокое мое убеждение, что неудовлетворение приведенным выше ожиданиям, в настоящее время, будет неминуемо иметь последствием, если не полное охлаждение, то, по меньшей мере, равнодушие к общественному делу, представляющие, как указал прискорбный опыт недавно истекших лет, самую удобную почву для успеха анархической пропаганды.
Если Ваше Императорское Величество соизволите разделять высказанные мною мысли, то, по одобрении Вами изложенных в настоящей записке предположений, не благоугодно-ли будет обсуждение способа приведения их в исполнение поручить рассмотрению нескольких лиц, по избранию Вашего Императорского Величества.

     ____________________________
*(1) Приводятся по изданию: Берманьский К. "Конституционные" проекты царствования Александра 11 // Вестник права.- 1905.- Ноябрь.- С.223 - 291.
Конституционные проекты периода Александра 11 показывают подлинное генеалогическое древо Государственной Думы, впервые созванной в 1906 году, и разрушают идею о родстве Думы с Земскими Соборами.
В начале 1863 года Александр II поручил статс-секретарю графу П.А.Валуеву представить записку, в какой мере и а какой форме возможно осуществить предположение о допуске представителей населения к законодательству страны. 14 апреля 1863 года в Высочайшем присутствии состоялось первое заседание по вопросам, затронутым в записке Валуева, а 18 ноября статс-секретарем Валуевым был представлен "проект нового учреждения Государственного Совета".
В объяснительной записке Валуев так говорит о главных началах своего проекта:
"Надлежало соблюсти вполне неприкосновенность верховных прав Самодержавной Власти. Это исполнено при составлении проекта, в такой мере, что не представилось даже надобности в какой либо оговорке, или пояснения, или подтверждении насчет неприкосновенности означенных прав.
Надлежало согласовать новое устройство Государственного Совета с нынешним, по Мере крайней к тому возможности, дабы тем решительнее устранить всякое предположение, будто бы права и власть Государственного Совета существенно расширяются проектируемым преобразованием.
Подлежало принять меры к тому, чтобы новый элемент, "водимый в круг деятельности Государственного Совета, не приобрел в нем преобладающего влияния. Совещательное свинство участия, в обсуждении дел этому элементу предоставляемого, должно было остаться в полной силе, не только в отношении к верховной правительственной власти, но и в отношении к самому Государственному Совету в его нынешнем виде. Здесь надлежало устранить затруднение, проистекающее от значительности числа тех представителей разных местностей, которым открывался доступ в Государственный Совет. Если бы они составляли с ним одно собрание, то очевидно, что преобладание голосов было бы всегда на их стороне. Если же наоборот из них было бы составлено совершенно отдельное собрание, то образовались бы две совещательные палаты, и единство учреждения было бы утрачено. Для избежания утих неудобств в проекте установлена особого рода комбинация. Представители, применяясь к терминологии положения о земских учреждениях, наименованы "государственными гласными ". Из них образован особый съезд, приуроченный к Государственному Совету как бы на правах департамента, но с тем различием, что в общее собрание призываются не все члены съезда подобно всем членам департаментов, но только определенное число гласных, для сего по каждому делу избираемых. Это число ограничено 16-ью, так чти в общем собрании большинства более чем едем на стороне членив совета. Таким образом мнения присутствующих гласных были бы услышаны и затем доведены до Высочайшего сведения, а заключения всего съезда были бы в виду совета в форме, согласной с формами журналов департаментов, ч затем могли бы восходить на Высочайшее усмотрение. Засим предположено, что съезд гласных имеет срочные заседания, что отсутствие съезда не останавливает хода дел в совете и что предметы ведомства сего последнего разделяются на два рода дел, из коих одни рассматриваются без участия гласных, а другие при их участии.
Надлежало принять меры предосторожности против односторонних увлечений съезда и для сего вверить общее направление его занятий липу, облеченному доверием правительства. Для сего предположено, что в нем председательствует один из членов Государственного Совета, по Высочайшему назначению. Таким образом председатель съезда сравнивается с председателями департаментов совета, и аналогия между департаментами и съездом соблюдается. В помощь председателю даются два выборных вице-председателя. Канцелярия съезда также не отделяется от государственной канцелярии. При нем предположен особый статс-секретарь; но выборное начало и здесь вводится в лице трех выборных секретарей, особые обязанности коих определены в проекте.
Надлежало озаботиться обеспечением некоторой доли правительственного влияния в составе съезда. Для сего предположено, кроме выборных гласных, иметь известное число оных по назначению от правительства. Они заключили бы в себе так называемую categoric des capacites. Число их конечно следовало ограничить и посему оно предположено не свыше 1/, части общего числа выборных гласных.
Наконец, надлежало, не вдаваясь в подробную регламентацию, тем не менее установить главные привили делопроизводства на съезде гласных. Эти правила введены в текст проекта."
Проект остался без осуществления. В 1866 году Александру 11 была представлена новая записка, составленная от имени великого князя Константина Николаевича князем С.Н.Урусовым. И опять безрезультатно.
Вновь возник этот вопрос лишь 1880 году. Чтобы "содействовать успокоению умов, до крайности возбужденных безуспешностью усилий правительства к обузданию крамолы и в виду предстоявшего юбилея царствования" было образовано Особое Совещание для рассмотрения вопроса о допущении в Государственный Совет выборных от населения. Совещание составляли под председательством великого князя Константина Николаевича и при участии наследника цесаревича Александра Александровича, председатель комитета министров П.А.Валуев, председатель департамента законов Государственного Совета кн. С.Н.Урусов, министр внутренних дел Л.С.Маков, шеф жандармов А.Р.Дрентельн и государственный секретарь Е.А.Перетц.
Совещание рассматривало записку великого князя Константина Николаевича и вновь - предложения П.А.Валуева. На совещании пришли к выводу о несвоевременности принятия предлагемых мер. Великий князь, не разделяя этого взгляда, представил государю новую записку. В ней он не только развил свои первоначальные соображения, но и сделал ряд возражений на их обсуждение.
В январе 1881 года записку представил министр внутренних дел гр. М.Т.Лорис-Меликов в форме всеподданнейшего доклада. Проект Лорис-Меликова был одобрен. 4 марта 1881 г. вопрос должен был окончательно решиться в заседании Совета министров, но смерть Александра II от рук народовольцев повлекла за собой и смерть проекта.
Александр III внял доводам К.П.Победоносцева о возможности обойтись пока без конституции, к которой привел бы проект Лорис-Меликова. 29 апреля 1881 года был издан манифест, в котором Александр III встал на "защиту самодержавия от всяких на него поползновений". Конституция была отсрочена.
Валуев Петр Александрович (1814 - 1890). Российский государственный деятель, граф (1880). На государственной службе с 1832 года. Статс-секретарь (1859), член Государственного совета (1861), министр внутренних дел (1861 - 1868), министр государственных имуществ (1872 - 1879), председатель Комитета министров (1879 - 1881).- Прим. ред.
*(2) Так в оригинале.- Прим. ред.
*(3) Так в оригинале. - Прим. ред.
*(4) Великий князь Константин Николаевич (1827 - 1892), брат Александра II. С детских лет воспитывался для службы во флоте. Морской министр (с 1855), провел важные реформы: замену парусного флота на паровой, улучшение управления. Активно поддерживал Александра II в проведении крестьянской реформы (1861), введении гласного суда и отмене телесных наказаний. В должности наместника Царства Польского (1862 - 1863) пытался найти компромисс между самодержавием и польскими революционерами. Председатель Государственного совета (1865 - 1881). После гибели Александра II удалился в отставку. - Прим. ред.
*(5) В оригинале снова: 18. - Прим. ред.
*(6) Лорис-Меликов Михаил Тариэлович (1825 - 1888), российский военный и государственный деятель. С конца 1840-х годов участвовал в войне против Шамиля, на Закавказском театре военных действий - против Турции (1853 - 1856, 1877 - 1878). С 1879 года временный астраханский, самарский, саратовский и харьковский генерал-губернатор. С 12 февраля 1880 года - начальник Верховной распорядительной комиссии и фактически диктатор, министр внутренних дел и шеф жандармов. После гибели Александра II вышел в отставку. - Прим. ред.